Новая Армения: новая внешняя политика на Ближнем Востоке
2715 просмотров

Новая Армения: новая внешняя политика на Ближнем Востоке


Смена политического режима предполагает пересмотр в том числе ряда внешнеполитических приоритетов. Очевидно, что доминирование российского вектора является важным условием в сохранении армянской государственности на современном этапе. Несмотря на серьезные изменения в политической жизни республики, ревизия данного вектора невозможна ни в краткосрочной, ни в среднесрочной перспективах. Однако новые реалии должны привести к изменению подходов в не менее значимом внешнеполитическом векторе-ближневосточном.

 

Внешняя политика Армении в регионе Ближнего и Среднего Востока отличается особой пассивностью, что является недопустимым ввиду ее геополитической изоляции. Активизация данного вектора создаст ряд положительных предпосылок, которые способны повлиять как на улучшение экономической ситуации, так и на региональную обстановку на Южном Кавказе в целом.

 

Поляризация сил на Ближнем Востоке, которая сопровождается продолжительными конфликтами, постепенно проецируется на Южный Кавказ. В данном контексте при реализации внешней политики необходимо учитывать ряд констант. 

 

Во-первых, в ситуации конфликта интересов в регионе союзнические отношения несут временный и конъюнктурный характер. Современная динамика событий не позволяет выстраивать долгосрочные союзнические отношения, поскольку сторона как лишается возможности маневрирования между интересами крупных игроков, так и неизбежно ставит под угрозу реализацию национальных интересов, от которых может зависеть физическое существование государства. 

 

Доминирование иранского вектора в списке внешнеполитических приоритетов в регионе обоснованно. Однако оно не должно базироваться на долгосрочной перспективе. Выстраивание своей политики в фарватере ближневосточных интересов Москвы, желая выступить связующим звеном между Россией и Ираном, впоследствии может поставить Ереван в тупик. Качественный рост уровня российско-иранских отношений сохранится до тех пор, пока имеется схожесть интересов в урегулировании сирийского конфликта. Но накопление противоречий, как по сирийским, так и по иным региональным вопросам может привести если не к столкновению интересов, то к серьезному дистанцированию сторон. Учитывая этот факт, Армения должна начать внешнеполитическую диверсификацию, что позволит создать поле для маневрирования в будущем. 

 

Данными региональными центрами силы могут выступить Саудовская Аравия и Египет. Подобный подход наблюдается в российской внешней политике, что может послужить дополнительным преимуществом для Армении. Возобновление авиасообщения между Москвой и Каиром, предстоящая встреча глав МИД и Министров обороны в формате 2+2, небывалый взлет российско-саудовских отношений могут подготовить хорошую почву для Еревана. Однако, поскольку имеется риск того, что это будет иметь временный эффект, ввиду непредсказуемого развития ряда процессов в регионе, необходимо предпринимать шаги с началом полной политической стабилизации внутри страны.

 

Если Армения все же продолжит выстраивать свою внешнюю политику согласно российской стратегии, то для получения бенефиций необходимо пересмотреть формат отношений между Москвой и Ереваном. Наглядным примером может служить тандем США-Израиль на современном этапе. Обладая обязательствами в области безопасности, Израиль продолжает традиционно выступать одной из опор США в регионе. 

 

Выступая проводником интересов России, Армения может также укрепить свои позиции. Но для этого формат отношений должен быть основан на равноправном союзе. Ереван, выступая проводником интересов Москвы, должен использовать все незадействованные ресурсы в регионе, а именно диаспору и положение церкви в ряде стран. Взамен Россия будет обязана усиливать Армению в военном плане, и если не отказаться полностью, то значительно снизить поставки вооружения Турции и Азербайджану. Но на современном этапе реализуется иная тактика: поставляя современное вооружение враждебным для Армении государствам, Россия ослабляет позиции своего союзника, повышая его военную и политическую зависимость от себя. Однако сковывание возможностей союзника впоследствии создаст новые проблемы, что может негативно сказаться на стратегии возвращения и закрепления России в регионе. Новая администрация Армении, для сохранения армянского фактора во внешней политике Москвы, должна предложить новую повестку для российско-армянских отношений, основанную на взаимной выгоде. 

 

Во-вторых, необходимо оперативно адаптироваться к новым реалиям в регионе. Постепенное формирование антииранской коалиции, в авангарде которого будут стоять Израиль и Саудовская Аравия под руководством США, создает определенные риски для Армении и ее интересов в регионе. Новая потенциальная эскалация, которая окажет прямое влияние не региональную динамику, приведет к поляризации государств. Верной позицией в данном контексте может стать сохранение нейтрального статуса, с параллельным развитием сотрудничества с враждующими сторонами. Главным преимуществом в данном контексте может послужить последующая готовность предоставить площадку для переговоров, что повысит статус Армении в регионе. Для этого необходимо, в первую очередь, достичь высокого уровня отношений с каждой из сторон. В этой связи Армения может использовать ряд своих преимуществ, которые не зависят от конъюнктурных факторов. 

 

Первое - находясь на стыке двух центров сил, претендующих на региональное лидерство (Турция и Иран), Армения расположена на периферии региона, что нивелирует возможности региональных игроков втянуть в противостояние. Вторым преимуществом является религиозная составляющая. Будучи христианским государством, Армения не связанна конфессиональными обязательствами с региональными игроками, что не сковывает внешнеполитическую деятельность. 

 

Для поддержания данного баланса представляется важным развитие отношений со странами Персидского залива. Во-первых, это диверсифицирует контакты в рамках усиливающейся поляризации между проамериканским и иранским лагерями. Армения не должна восприниматься в регионе как страна, ориентированная исключительно на Иран. Если же новая администрация не будет готова к активизации политики в регионе, используя данное направление, то, как минимум, ей необходимо извлечь максимальную выгоду от дружеских отношений с Ираном. Для этого есть две важные предпосылки: усиление израильского влияния в Азербайджане и развитие союзнических отношений с Россией, которые будут сохранены в краткосрочной перспективе. Армения, выбрав указанный альтернативный путь, повысит иранский интерес в укреплении отношений, поскольку усиление израильского и суннитского влияния у своих северных границ является непозволительным для Тегерана. Поэтому, комплементарная политика, реализуемая с начала нулевых, может быть имплементирована в ближневосточном направлении с учетом меняющихся реалий.

 

Во-вторых, арабские государства залива, располагающие колоссальными финансовыми ресурсами, также заинтересованы в диверсификации инвестиционных вложений. Новая власть, формирующаяся на антагонизме с предыдущей, не дискредитировала свою платежеспособность, что позволит получить доступ к финансовым средствам. Важные инфраструктурные проекты, в которых Армения нуждается, могут быть поддержаны странами залива как с целью расширения своего влияния на периферии региона, так и с целью снижения потенциального иранского фактора. К примеру, ряд компаний, такие как Najd Investments и саудовский суверенный фонд Public Investment Fund могут быть заинтересованы во вложениях в аграрный сектор, который представляет для Армении особую важность. Последний, в рамках стратегии «Видение Саудовской Аравии 2030» должен занять лидирующие позиции в мировых инвестиционных вложениях. Армянский рынок, несмотря на относительную ограниченность, может выступить его базой в Закавказье. Это окажет положительное влияние не только на экономику, но и на обороноспособность армянского государства, поскольку в случае закрепления позиций стран залива, последние будут стремиться обеспечить безопасность своих вложений.

 

При отсутствии стратегического подхода по выстраиванию отношений с государствами Ближнего и Среднего Востока, основывающегося на общей концепции внешней политики, Армения продолжит и дальше нивелировать свою роль в региональных процессах. Имеющиеся серьезные ресурсы в виде интеллектуального и диаспорального капиталов, при пассивной политике могут потерять свою актуальность и значимость. Впоследствии снижающийся армянский фактор приведет к ограниченности во внешнеполитических действиях не только на Ближнем Востоке, но и при выстраивании отношений с другими глобальными акторами в целом. Новая администрация, допуская непозволительные ошибки во внешней политике, которые были характерны для предыдущих властей, рискует впоследствии превратиться в тех, против кого она выступала.

 

Сергей Мелконян - эксперт по политическим процессам на Ближнем Востоке, израилевед. Руководитель центра International Studies.

 

Высказанные в колонке мысли принадлежат автору и могут не совпадать с точкой зрения Медиамакс. 

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.

Выбор редактора
banks.am
itel.am
sport
bravo.am