Новая концепция внешней политики России: что важно знать для Армении? - Mediamax.am

Новая концепция внешней политики России: что важно знать для Армении?
34248 просмотров

Новая концепция внешней политики России: что важно знать для Армении?


Новая концепция внешней политики России была опубликована 31 марта 2023г. Примечательно, что МИД России подготовило проект обновлённой концепции еще в начале 2022г. Возможно, начало конфликта на Украине и его последствия внесли корректировки в документ. Для понимая основных изменений в новой концепции, важно сравнить ее с предыдущей редакцией, которая была опубликована в 2016г. Мы можем выделить следующие важные изменения, которые являются релевантными для Армении.

Иерархия региональных приоритетов. Начиная с самой первой концепции, которая была опубликована в 1993г., ключевым региональным приоритетом для России был СНГ. На протяжении всех пяти концепций данная преемственность сохранялась. И новая концепция не стала исключением. Однако впервые данный регион именуется как «ближнее зарубежье». Понятие «постсоветское пространство» ушло из оборота. С одной стороны, может показаться, что это замена формулировки. При этом дальше в концепции описывается будущий процесс интеграции на евразийском континенте. Рассмотрение пространства СНГ вне контекста «постсоветского» региона, вероятно, должно положительно повлиять на развитие регионального сотрудничества в рамках других организаций.

Урегулирование конфликтов. В предыдущей редакции от 2016г. отдельно обозначались подходы к урегулированию конфликтов в Приднестровье и Нагорном Карабахе. В новой редакции оба описания исчезли. То есть, Россия публично не предлагает свои подходы/свое видение по урегулированию конфликтов. Также ушли формулировки о возможности разрешения конфликта в рамках институтов с участием Запада (в частности, Минской группы ОБСЕ). При этом отдельно подчеркивается намерение России уделять особое внимание урегулированию конфликтов, в первую очередь, на территории сопредельных государств. В рамках этого отдельным пунктом обозначено повышение миротворческой роли России как в рамках ООН, ОДКБ, так и на двустороннем уровне. То есть возобновление переговоров между Арменией и Азербайджаном в рамках Минской группы ОБСЕ не является релевантной опцией для России. В целом, Ереван может относиться к отсутствию формулировки как к «окну возможностей»: в Москве пока нет позиции по вопросу будущего Нагорного Карабаха. Поэтому можно формулировать и предлагать свою повестку по этому вопросу.

Внутренние дела государств. Впервые в концепции обозначается приоритетное внимание России по пресечению инспирирования «цветных революций» и иных попыток вмешательства во внутренние дела союзников и партнеров России. Данный тезис идет в одном контексте с урегулированием вооруженных конфликтов. Можно утверждать, что Москва, успешно реализовав данный опыт в Беларуси и Казахстане, готова в дальнейшем оказывать помощь действующим режимам на территории постсоветского пространства для сохранения стабильности вдоль своих границ. Дополнительно обозначается, что Россия намерена противодействовать размещению или усилению военной инфраструктуры недружественных государств и иным угрозам ее безопасности в ближнем зарубежье. В первую очередь, под инфраструктурой понимается военное присутствие. Однако под данное определение может попадать наблюдательная миссия ЕС или обсуждаемая международная миссия для Нагорного Карабаха.

Гарантии защиты для союзников. В новой концепции впервые четко обозначена «гарантированная защита для союзников при любом развитии военно-политической обстановки». Данный «зонтик» предусматривает как двусторонние договоренности, так и многосторонние форматы. Как показал опыт Армении, красные линии России по вопросу оказания этой самой помощи весьма расплывчаты. Очевидно, что по данному вопросу требуется конкретизация, которая может быть инициирована со стороны Армении: в чем выражаются данные гарантии, а также в какой форме будет предоставлена помощь при развитии военно-политической обстановки в том или ином направлении? Соглашение, как минимум, по этим двум вопросам сделает отношения между двумя странами более предсказуемыми.

«Большое Евразийское партнерство». Впервые в российском доктринальном документе обозначен концепт «Большого Евразийского партнерства». Он подразумевает сопряжение всех интеграционных проектов на континенте: ЕАЭС, ШОС, АСЕАН и китайского проекта «Один пояс - один путь». Все данные проекты инициированы региональными акторами и исключают западное присутствие. В этом смысле позиция Россия находит практическое измерение: процессы на евразийском континенте являются внутренним делом континента. В данном случае у Армении имеются преимущества по сравнению с Азербайджаном. Оба государства имеют статус «партнера по диалогу» ШОС. При этом членство Армении в ЕАЭС открывает для нее новые возможности после подписания соглашений о ЗСТ между ЕАЭС и Ираном, а также в случае достижения соглашения - с ОАЭ, Индией, Индонезией и другими. Более того, иранское направление занимает важное место в российской внешней политике в рамках развития отношений с исламским миром. Так, Иран занимает первое место в порядке приоритетов, и лишь за ним следуют Сирия, Турция, Саудовская Аравия и Египет. В этом контексте Армения может инициировать трехсторонний формат сотрудническая Армения-Россия-Иран как в области экономики, так и безопасности.

Переходя от регионального к глобальному измерению международных отношений, важно отметить, что лейтмотивом новой концепции является естественный процесс формирования многополярного миропорядка. Из актуального для Армении: в рамках данного процесса Россия активизирует сотрудничество со своими союзниками и партнерами, а также будет пресекать попытки недружественных государств воспрепятствовать такому сотрудничеству. То есть можем говорить о намерении России проводить проактивную политику в данном направлении. Трудно сказать, как именно это будет выражаться в случае с армяно-российскими отношениями. На данный момент из России звучала озабоченность по поводу направления миссии ЕС и введения санкций против армянской молочной продукции. Явное противодействия активизации Вашингтона и Брюсселя в качестве посредников в переговорном процессе также не просматривается. Вероятно, как таковых упреждающих инструментов и механизмов пока нет.

В развитие глобального измерения международных отношений Еревану важно также обратить внимание на следующее. Во-первых, анализ новой концепции показал, что в качестве «суверенных и глобальных центров силы» рассматриваются всего четыре страны: Россия, США, Китай и Индия. То есть, остальные государства либо не являются независимыми в области реализации своей внешней и внутренней политики, либо не имеют глобальных интересов. Например, подобной характеристики нет в отношении европейских государств. Во-вторых, с точки зрения Москвы, США и государства европейского континента являются источником угроз безопасности для России. То есть, любая политика Вашингтона или Брюсселя рассматривается, по крайней мере на декларативном уровне, как заведомо антироссийская. Однако главным «вдохновителем, организатором и исполнителем агрессивной антироссийской политики коллективного Запада» являются США. В этом смысле любое сближение Армении с Западом будет воспринято Москвой в качестве антироссийской политики. Однако в случае активного диалога между Арменией и ЕС реакция России может не быть столь критичной и жёсткой. Американское направление внешней политики Армении будет восприниматься вполне однозначно. Понимание этого может быть важно, в том числе в контексте армяно-азербайджанского переговорного процесса. «Вашингтонская площадка» является более токсичной для России. Поэтому европейская медиация хоть и будет восприниматься Москвой как конкурентная и нежелательная, но соглашения, достигнутые при посредничестве Брюсселя, будут учитываться.

Если действующее руководство Армении планирует учитывать позицию России, по крайней мере, в долгосрочном стратегическом планировании, то можно выделить как положительные, так и негативные направления. К первой группе можно отнести сближение Армении с Ираном и Индией. То есть, развитие торгово-экономического и военно-технического сотрудничества с упомянутыми странами не скажется негативно на отношениях Еревана и Москвы. И наоборот, продолжение попыток западного вовлечения в регион будут происходить за счет ухудшения диалога между двумя сторонами. При этом Москва пока не ставит своих партнеров перед выбором «Запад» - «не-Запад».

Сергей Мелконян - кандидат исторических наук, научный сотрудник APRI Армения.

Высказанные в колонке мысли принадлежат автору и могут не совпадать с точкой зрения Медиамакс.

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.




Выбор редактора