9573 просмотров

Кьелл Нордстрем: матрица настоящего и урбанизированное будущее

Кьелл Нордстрем
Кьелл Нордстрем

Фото: Медиамакс


Известный шведский экономист и писатель, соавтор книги «Бизнес в стиле фанк: Капитал пляшет под дудку таланта» Кьелл Нордстрем 7 сентября провел в Ереване инсайт-сессию «Business In FAANG Style».

Сессия была организована skill.am, главным партнером выступил ВиваСелл-МТС.

Медиамакс представляет наиболее интересные мысли, прозвучавшие на сессии Нордстрема - о серьезных изменениях, массовой урбанизации, деглобализации и будущем человечества.

Монополисты и порог серьезных изменений

Мы живем в мире FAANG (Facebook, Amazon, Apple, Netflix и Google) компаний, то есть, доминирующих компаний. По своим размерам и особенностям они фактически являются монополистами: вторгаются повсюду и действуют вне конкуренции. Но это временно. Несколько лет спустя мы станем свидетелями серьезнейших изменений.

Когда появился Facebook, все были в восторге. Считали, что он объединит всех: люди станут ближе друг к другу, будут общаться, а конфликты закончатся. Но есть фундаментальная проблема. Чем больше мы, разумные существа, узнаем, тем меньше нравимся друг другу. И возникает вопрос: 5 лет назад мы бы позволили этим технологиям таким образом развиваться и в будущем? Нет! Только после возникновения таких технологий мы понимаем, к чему они приводят. Сейчас законодательство в этой сфере все более ужесточается. И все технологии (Facebook, Google, Amazon и другие) будут строже регулироваться.

Кьелл Нордстрем Кьелл Нордстрем

Фото: Медиамакс


В нашем мире действуют временные монополисты. Они появляются в какое-то время, становятся единственным в сфере предоставления конкретных уникальных услуг, но спустя некоторое время рынок трансформируется настолько, что эти технологии начинают копировать и распространять, и они перестают быть монополистами. Это то, что ожидает любую инновацию.

В цифровом мире продолжительность жизни временных монополистов все более сокращается. Иными словами, знание распространяется очень быстро. То, что считалось вашим эксклюзивом, спустя некоторое время делают все.

Да, FAANG компании сегодня являются гигантами, но это временно – им тоже придет конец. Может быть, сейчас они не верят в это, но с ними случится то же самое, что произошло, к примеру, с Nokia или Volvo.

Прогноз на будущее

На семинарах меня часто просят рассказать о будущем. Но ни я, ни вы не можете прогнозировать будущее. Почему? А потому, что у нас нет специальных исследований. Мы только можем соединять точки, строить гипотезы, но не более. Есть и хорошая новость: исходя из сегодняшней ситуации, мы можем наметить масштабные тенденции и достаточно четко описать их. Мы знаем, что происходит сегодня и знаем это достаточно твердо. Исходя из этого, мы можем спроецировать будущее. 

Хочу вас предупредить. Каждый раз, когда вы позволяете себе высказаться насчет следующей недели или года, не забывайте, что это звучит очень странно, смешно и, возможно, даже бессмысленно.

В 3000 раз более мощные технологии

Мои коллеги в Массачусетском технологическом институте (MIT) пытались понять, в чем разница между будущим и прошлым.
Кьелл Нордстрем Кьелл Нордстрем

Фото: Медиамакс


Разница в скорости. Темпы изменений в 10 раз быстрее по сравнению с периодом создания электрической лампы, телефона, автомобиля и других технологий. Посмотрите на сегодняшний мир. Мы работаем быстрее. Другой важный аспект: технологии, с помощью которых мы сейчас работаем, в 300 раз мощнее и влиятельнее прежних. Если мы умножим 300 на 10, получим 3000. То есть, силы, которые мечтают влиять на глобальную экономику, приблизительно в 3000 раз мощнее и влиятельнее прежних открытий.

Человек, обезьяна и воображение

Изучая обезьян, мы начинаем многое понимать, поскольку мы очень похожи генетически. Почему мы, люди, такие успешные? Почему мы смогли расселиться по всей планете, а шимпанзе фактически вымирают? В чем разница между человеком и шимпанзе? Последние научные исследования считают причиной такого успеха умение приспосабливаться. Мы лучше шимпанзе приспосабливаемся к окружающей нас среде.

Почему это так, если и у нас, и у них есть мозг? В нашем мозге есть то, чего нет у них –воображение. Агрессивное воображение. Мы можем думать о вещах, которых не существует, можем мечтать, придумывать истории, а они – нет. Мы можем делиться нашими фантазиями. Сейчас я поделюсь с вами одной из своих фантазий: там, наверху, есть кто-то, кто управляет всеми, – творец. Это типичная фантазия: его никто не видел, но что происходит, когда мы делимся этой фантазией? Люди начинают верить в это, и происходит чудо. Люди, которые не знают друг друга, объединяются вокруг общей идеи. Они в одной лодке, поскольку верят в одну и ту же идею, а шимпанзе так не умеют, они не могут делиться мыслями на том уровне, на каком делают это люди. Поэтому шимпанзе не могут формировать большие группы. Например, страна Армения или компания Siemens – это фантазии, которыми можно делиться с другими и верить в их существование, объединять вокруг них.
Кьелл Нордстрем Кьелл Нордстрем

Фото: Медиамакс


Почему я рассказываю об этом? Потому, что сегодняшние технологии, как я уже сказал, в 3000 раз мощнее, и те легенды, в которые мы верим, с которых мы начинали, разрушаются перед нашими глазами. Они прекращают свое существование, земля уходит из под наших ног. Старые истории умирают, рождаются новые. Они глобально меняют нашу жизнь, и мы не знаем, как стать их частью.
 
Деглобализация, матрица и ультраурбанизация

Весь мир сегодня – большая строительная площадка. В ближайшие 40 лет строительства будет больше, чем было в последние 4000 лет. Это совершенно другой мир и совершенно новый раздел в истории человечества. Возможно, мы находимся в начале процесса деглобализации. В течение всего последнего времени границы нашего мира открывались. Но сейчас идут другие процессы: международные компании продают свои иностранные активы и возвращаются домой, в родные края. Международные инвестиции сокращаются.

Мы свидетели нового тренда, когда вместо больших, международных компаний растут местные компании.

Разные люди воспринимают сегодняшние технологии по-разному. Кто-то – с большой радостью, кто-то – враждебно. Я считаю истина где-то посередине.
Кьелл Нордстрем Кьелл Нордстрем

Фото: Медиамакс


Я вижу некую матрицу, которая окружает мир. Как выглядит эта матрица? Чтобы получить ее изображение, необходимо, в первую очередь, поговорить о капитализме. Везде – рыночная экономика. Капитализм похож на машину, сложный механизм, который может делать только одно, – сортировать. Для него все делится на два свойства: эффективно и неэффективно.

Другая ситуация, которую нужно зафиксировать, заключается в том, что мы находимся на пороге самой быстрой урбанизации в истории человечества. Это беспрецедентно. Сегодня на планете насчитывается 200 стран, которые превратятся в 600 городов. В этих городах будет сосредоточено 80-90% населения мира. И эта трансформация потребует всего лишь 30 лет. Это и есть главная причина того, почему в следующие 40 лет  строительства будет больше, чем в предыдущие 4000. Люди будут жить только в городах, для чего нужна инфраструктура. Это массовая урбанизация, которая ощущается и сегодня.

Чем шире и мощнее технологии, тем быстрее темпы урбанизации и тем больше мы хотим жить ближе друг к другу. Это парадокс, но действительность такова. Города будут сильнее стран, и это не может не влиять на политику и экономику.

Другая сторона матрицы – цифровизация. То, что возможно цифровизировать, цифровизируется, копируется и распространяется совершенно бесплатно, становясь собственностью общественности. Интернет – это огромная копировальная машина, и невозможно что-либо защитить. Не имеет значения, знание ли это, технология или что-то другое. Это влияет на все сферы. Ваши секреты больше не ваши, и вы не можете цепляться за свои конкурентные преимущества.

Искусственный интеллект

Искусственный интеллект меня, в целом, не беспокоит. Я не считаю его опасностью.
Кьелл Нордстрем Кьелл Нордстрем

Фото: Медиамакс


Компьютер учится конкретным вещам и действует согласно конкретным ситуациям, а человеческий интеллект работает совершенно по-другому. Что у людей в отличие от роботов получается лучше? Ошибаться. Мы намного лучше совершаем ошибки, чем любой компьютер, любой робот. Мы не совершенны и прелесть именно в том, что ошибки необходимы. Наука, по сути, – это умножение ошибок. Без совершения ошибок ничего невозможно создать, и люди это делают очень хорошо. Роботы, машины, искусственный интеллект будут иметь место в нашей жизни. Да, они будут более совершенны в конкретных заданиях. Но человеческий интеллект будет превосходить искусственный по ряду уровней. Машины не могут веселиться, шутить. Почему? Потому что самые смешные вещи в нашей жизни основаны на ошибках.

Искусственный интеллект – это так называемая услуга, но он не может отнять у нас жизнь. Он отнимет у человека много рабочих мест, но взамен создаст намного больше.

Записала Мари Тарьян
Фотографии: Эмин Аристакесян

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.

Выбор редактора
banks.am
itel.am
sport
bravo.am