50 глобальных армян: Альберт Григорян - Mediamax.am

exclusive
27754 просмотров

50 глобальных армян: Альберт Григорян

Медиамакс представляет очередного героя спецпроекта «50 глобальных армян» – Альберта Григоряна.

Альберт Григорян с семьей в московском офисе GDF SUEZ
Альберт Григорян с семьей в московском офисе GDF SUEZ

Фото: из архива А.Григоряна

С Кареном Карапетяном и другими партнерами, 2006г.
С Кареном Карапетяном и другими партнерами, 2006г.

Фото: из архива А.Григоряна

В Монако после футбольного матча между GDF SUEZ и Gazprom Export
В Монако после футбольного матча между GDF SUEZ и Gazprom Export

Фото: из архива А.Григоряна

Прием Газпромбанка, Санкт-Петербург, 2014 г.
Прием Газпромбанка, Санкт-Петербург, 2014 г.

Фото: из архива А.Григоряна

В церкви
В церкви

Фото: из архива А.Григоряна

На рабочем месте в московском офисе GDF SUEZ, 2013 г.
На рабочем месте в московском офисе GDF SUEZ, 2013 г.

Фото: из архива А.Григоряна


Медиамакс представляет очередного героя спецпроекта «50 глобальных армян» – Альберта Григоряна – генерального представителя  GDF SUEZ в России и Украине, главы представительств в Москве и Киеве.

 

Альберт Григорян родился в 1971 году в Ереване. Окончил школу с золотой медалью. В Ереване окончил университет «Гладзор». В 1997 году поступил на факультет политологии в Университет «Пантеон Ассас» (Париж 2). С 1999 года начал работать в компании Gaz de France (сейчас GDF SUEZ). С августа 2012 года Альберт является Генеральным представителем компании в России и Украине. В апреле текущего года был избран Вице-президентом Комитета по энергетике Ассоциации европейского бизнеса в России.

 

Я родился в 1971 году в Ереване в простой армянской семье. Мои родители родились в Иране и обосновались в Армении с 1946 года. В Ереване я с медалью окончил школу N 92, в школе начал углубленно заниматься французским и русским языками.

 

Мое главное увлечение - футбол. С 9 до 17 лет я достаточно профессионально занимался футболом, но позднее сделал сознательный выбор в пользу учебы и карьеры. Моим тренером был легендарный вратарь «Арарат-73» Алеша Абрамян. Он научил меня тому, что победу надо прочувствовать в голове еще до выхода на поле. Причем это касалось не только футбола, но и жизни. Он был одним из тех людей, который научил меня подходить к успехам других не с позиции зависти, а того, что если у кого-то получилось, значит и у тебя тоже все может получиться. Много лет спустя я встретился с ним в Ереване и поблагодарил за эти советы. 

 

С детства я интересовался историей, географией, политикой, чувствовал огромное желание стать дипломатом, поэтому по окончании школы я отправился в Москву поступать в МГИМО, что стало очень удивительным решением для моей семьи. На дворе стоял 1989 год. По «национальной» квоте для абитуриентов из Армении было предусмотрено всего 4 места, но после Спитакского землетрясения страна получила дополнительную квоту на 10 мест. Я успешно сдал все необходимые экзамены, но меня не приняли по политическим мотивам: я подверг критике XXVII съезд КПСС, и комиссия приняла решение оставить меня за бортом, дав понять, что я ошибся в выборе профессии и что тот, кто хочет служить государству, не должен его критиковать. 

 

Спустя много лет Альберт Григорян будет приглашен в МГИМО дать мастер-класс для студентов уже в качестве директора представительства французской газовой компании GDF-Suez в России. Сам Альберт называет это иронией судьбы и признается, что подобных эпизодов в его жизни было немало.

 

После этого я вернулся в Ереван и сказал родителям, что иду работать на строительную площадку. Мой отец - водитель крупнотоннажного грузовика, после перенесенного инфаркта ставший строительным рабочим – всегда зарабатывал на хлеб своим потом и кровью, и я видел это ежедневно. Родители всегда были для меня главным примером для подражания, и я многое унаследовал от них, в том числе умение держать удар. 

 

Поработав год, я подал документы в факультет Востоковедения Ереванского государственного университета. Так как у меня была золотая медаль, пропускной балл для меня был ниже, чем для остальных. Я хорошо написал диктант на армянском языке, историю и французский, и мне оставалось сдать лишь тест по армянскому языку и литературе. Увы, я не мог думать или, скорее, действовать так, как того требовали неписаные советские правила, предполагающие взятку или необходимость «замолвить словечко». Для меня - 19-летнего парня - это был большой удар. Я действительно поверил, что мои близкие правы, и что все не так просто, как мне представлялось.

 

Я поступил в частный вуз «Гладзор» на факультет международных отношений. Решил, что лучше пойду в частный вуз, буду платить за обучение, но вместе с тем буду требовать от преподавателей высокого качества образования. Нам преподавали блестящие профессора – Акоп Акопян, Альберт Мкртчян, Гарик Оганесян и многие другие известные имена. В том же вузе я познакомился со своей будущей женой, а моим однокурсниками были экс-министр юстиции Грайр Товмасян и постпред Армении в Совете Европы Армен Папикян. Вуз я окончил в 1995 году с красным дипломом.

 

Поскольку отсрочку от армии в те годы давали только государственные вузы, в ходе учебы я два года отслужил в армии в годы войны - во внутренних войсках, за что мой отец очень гордился мной. При этом я не стал отрываться от учебы, поскольку мне была предоставлена возможность учиться стационарно и сдавать экзамены экстерном.

 

После окончания университета в моей жизни наступил сложный период. Я был женат, и вопрос обеспечения семьи также стоял достаточно остро. С работой было трудно, зарплаты были мизерные, а образование в частном вузе не давало мне возможности устроиться, поскольку многие смотрели, прежде всего, на мой диплом и закрывали передо мной двери. В итоге я стал работать в системе внутренних дел.

 

С Кареном Карапетяном и другими партнерами, 2006г.

Фото: из архива А.Григоряна

 

Одна из моих родственниц была очень хорошим специалистом в области французского языка и работала в проекте TACIS, финансируемом Евросоюзом. В мае 1996 она предложила мне перейти на освободившуюся там вакантную должность менеджера в представительстве проекта. Я стал работать с бельгийцами и французами, заодно совершенствовал свой французский. Чувствовал себя хорошо, до тех пор, пока одна из наших работниц не уехала учиться во Францию – страну, которая всегда притягивала меня. Однажды она позвонила в офис поговорить с одной из своих подруг. Я был рядом и попросил передать ей, что однажды я тоже поеду учиться во Францию. На это мое полушутливое-полусерьезное замечание она ответила, что «пусть много не говорит, это не каждому дано». Конечно, это задело мое самолюбие, и я решил во что бы то ни стало добиться своего. Начал интересоваться доступными программами, писать письма. Я отправил свои дела в 6 французских вузов и от всех получил положительный ответ. Самым сложным было решить вопрос финансирования, но это удалось сделать благодаря помощи моих близких и родных.

 

Несмотря на то, что у Альберта уже был 10-месячная дочка, он не отказался от выбранного пути и уехал учиться во Францию.

 

Конечно, сейчас, когда я бросаю взгляд назад, понимаю, что это было сумасшедшее решение, поскольку у меня во Франции не было никаких родственников, и я даже не очень хорошо представлял, куда еду и где буду жить. Возможно, если бы я тогда лучше понимал, то не отважился бы. Но мне действительно очень хотелось учиться, хотелось также узнать и понять, что представляет собой Европа. Хотелось доказать самому себе, что, несмотря на предыдущий негативный опыт, я могу учиться в высококлассном вузе. Хотелось попытаться реализовать себя, получить знания и возможность их использовать. В итоге я выбрал факультет политологии парижского вуза, поскольку для меня тогда Франция отождествлялась лишь с Парижем. По иронии судьбы,  я оказался в том же университете, что и девушка, которая бросила мне вызов, заявив, что учиться во Франции дано не всем. Я планировал уехать на год и вернуться обратно к семье, но получилось иначе.

 

Первоначально, конечно, было очень сложно. Мне пришлось прожить год в университетском городке, ограничивая себя во всем и едва сводя концы с концами. Своей семье я, конечно, ничего не говорил, чтобы лишний раз не беспокоить.

 

Помимо бытовых трудностей были также сложности и с языком, поскольку оказалось, что мой базис недостаточен для нормальной учебы. Несколько месяцев я просто не отрывался от книг и словарей, переводил и заучивал все, что мог. В конце концов, я дошел до того, что стал думать на французском. После защиты магистерской на тему энергетических проектов на Южном Кавказе мой профессор предложил мне продолжить образование в докторантуре. Я согласился, но потом понял, что не буду успевать, поскольку мне нужно было зарабатывать и решать вопрос с переездом семьи. В итоге, написав большую часть работы, я так ее и не завершил, чего мой профессор так и не смог мне простить. 

 

За время учебы я сменил множество работ. Работал в качестве смотрителя искусственного футбольного поля, созданного в Париже специально к чемпионату мира 1998 года, трудился в ателье, подрабатывал неделю за неделей, пока не встретил соотечественника, выходца из Армении, который предложил мне работу в его трикотажном цехе в Кламаре, при условии, что я забуду про дипломы и займусь глажкой свитеров. У него я работал полгода, при этом направлял письма для рассмотрения моей кандидатуры в различные предприятия. В конце концов, я нашел стажировку в Gaz de France в рамках договора с университетом, которая началась 1 июня 1999 года. 

 

Благодаря помощи моих друзей я дважды на время смог привезти во Францию свою семью. Потом приходилось расставаться, поскольку их пребывание во Франции на нелегальной основе было для меня неприемлемым. В 2000 году я обратился к французским властям с просьбой о воссоединении семьи и о предоставлении французского гражданства, и с 2002 года моя семья живет со мной. Мы все получили французское гражданство в марте 2003 года.

 

Альберт Григорян с семьей в московском офисе GDF SUEZ

Фото: из архива А.Григоряна

 

Что касается карьеры в Gaz de France, то по завершению полугодичной стажировки мне предложили продлить ее еще на 3 месяца, а потом заключить трудовой договор сроком на год. После временного контракта со мной был заключен бессрочный контракт, а после получения французского гражданства с 2003 года на меня стали распространяться специфические положения сотрудника госпредприятия, имеющего особый статус. В итоге я стал отвечать за развитие проектов зоны Россия - СНГ (Россия, Украина, Закавказье и страны Средней Азии), а позднее стал старшим переговорщиком и управляющим российскими контрактами.

 

Президент Армении Серж Саргсян в ходе своего визита во Францию в 2012 году сказал: «Мы гордимся, что во Франции проживает около 500 000 армян и очень многие из них приняли активное участие в деле развития Франции. Они в равной степени и армяне, и французы. Они одинаково любят и Армению, и Францию». Эти слова в полной мере применимы и к Альберту, который говорит, что не отказался от армянского гражданства, но при этом очень благодарен Франции за возможность самореализации, и признается, что одинаково хорошо чувствует себя, гуляя по улицам как Парижа, так и Еревана.

 

За годы работы в компании мне посчастливилось быть вовлеченным во множество проектов и событий. Я был в составе делегации Жака Ширака во время его визита в Армению в 2006 году. В 2007–2008 гг. я активно участвовал в организации футбольных встреч между представителями GDF SUEZ, Газпромэкспорта и Армросгазпрома, в том числе и в Ереване. Я также был одним из наблюдателей от ЕС в Москве во время российско-украинского газового кризиса в январе 2009г.

 

В Монако после футбольного матча между GDF SUEZ и Gazprom Export

Фото: из архива А.Григоряна

 

В 2012 году освободилось вакантное место директора представительства GDF SUEZ в Москве. После 7 лет работы с российскими партнерами я уже чувствовал в себе достаточно уверенности, чтобы побороться за этот пост. Я успешно прошел 6 этапов интервью и был назначен на должность Генерального представителя и главы представительства, которую и занимаю сегодня.

 

Это достаточно интересная и увлекательная работа, похожая на работу посла и  включающая в себя организацию деятельности представительств в Москве и Киеве, встречи и переговоры с представителями различных органов власти, предприятий, с руководством России и Украины. Никогда не думал, что буду представлять Францию в иностранном государстве. Еще один парадокс в моей судьбе: в детстве и молодости я мечтал представлять Армению и быть послом нашей страны именно во Франции, но получилось так, как получилось.

 

Альберт признается, что с самых первых лет после объединения с семьей он ежегодно привозит своих детей в Армению, поскольку считает, что они должны в совершенстве владеть как французским, так и армянским языком, а также должны узнать и понять Армению изнутри.

 

Прием Газпромбанка, Санкт-Петербург, 2014 г.

Фото: из архива А.Григоряна

 

Во Франции я несколько раз публиковал статьи в местных изданиях по различным проблемам, и выступал с конструктивной критикой как в адрес армянской диаспоры во Франции, так и в адрес Армении. Мне кажется, мои тесные связи с Арменией, мой опыт жизни и работы во Франции, а также мой «космополитизм» дают мне право говорить свободно и конструктивно по всем вопросам, касающимся диаспоры и Армении.

 

Я считаю, что армянское государство – это становой хребет армянской нации, и оно должно снова стать центром притяжения и принятия стратегических решений для всех армянских образований. Задача очень сложная и долгосрочная, но выполнимая.

 

Главной проблемой Армении я считаю отсутствие доверия. Молодежь не доверяет руководству страны, и кризис доверия, на мой взгляд, лежит в основе и современного демографического кризиса. Не видя перспектив для страны, в которой они живут, они ищут другие места для самореализации. Если у молодежи появится уверенность, что по завершению учебы они смогут найти себе нормальную работу, если будут видеть перспективы, если у них появится уверенность, что власть можно сменить посредством выборов, что законы реально работают, то атмосфера в стране изменится. Когда у нас была подобная уверенность, мы смогли вернуть Карабах. Сегодня нам нужны экономические и дипломатические победы.

 

В церкви

Фото: из архива А.Григоряна

 

Я похож на многих армян, рассеянных по всему миру, чье сердце осталось  в Армении, где они родились, чей разум принадлежит Франции - стране, принявшей меня, а живу я в зарубежной командировке - в России. Многим со стороны кажется, что моя история является типичным примером “success story”, но я сам так не считаю. У меня была нелегкая судьба, я рано потерял отца, у меня не получалось поступать туда, куда я хотел, у меня были огромные сложности на начальном этапе во Франции. Я не считаю это историей успеха – все, чего я достиг, является результатом упорного и сложного труда, и я благодарен судьбе за предоставленные шансы и уроки.

 

Извлеченные из моего жизненного урока истории, на самом деле, просты:  ваши шаги всегда должны быть последовательными и продуманными. Кроме того, надо быть ответственным за свои поступки, иметь смелость принимать решения, а также уметь признавать свои ошибки и нести за них ответственность. Нужно сказать себе: в жизни нет ничего невозможного, и если другие преуспели, то почему у меня не получится? Главное – знать, чего ты хочешь от жизни, знать свои приоритеты на каждом этапе своего жизненного пути и крепко стоять на земле. Все это в совокупности и дает результат.

 

С Альбертом Григоряном беседовал Арам Араратян

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.




Выбор редактора