«Козырек»: живая история - Mediamax.am

exclusive
41368 просмотров

«Козырек»: живая история


Фото: Автор неизвестен.

Фото: Yerevan.ru.

Фото: Yerevan.ru.

Фото: Медиамакс

Фото: Медиамакс

Фото: Медиамакс

Фото: Медиамакс

Фото: Медиамакс

Фото: Медиамакс

Фото: Медиамакс


Сегодня мы расскажем о месте, которое долгие годы олицетворяло атмосферу того Еревана, которого, по мнению многих, уже нет. Сегодняшним «героем» проекта «Ереван: XX век» является «Козырек» - самое известное кафе Еревана. Конечно, неверно называть его просто кафе, это место, где люди любили, ссорились, читали … Этот список можно продолжать долго - люди проживали в «Козырьке» целую жизнь.

Киновед Давид Мурадян: «Козырек» был символом городского быта

Кафе «Козырек» - исключительное место. Тетя Рипсик и сегодня принимает нас как мама. Когда она видит своих «исторических» клиентов, то категорически отказывается брать деньги за кофе.

Название «Козырек» пришло именно от клиентов, благодаря навесу в виде «кепи».

Когда в жизни человека все меняется, остается нить, которая связывает настоящее с прошлым. В нашем случае - это «Козырек». Начиная с середины 60-х годов, он был одним из немногих ереванских кафе и являлся символом городского быта.

«Козырек» был излюбленным местом работников Театра оперы и балета. После концертов и репетиций они всегда приходили сюда. Здесь можно было часто встретить балетмейстера Вилена Галстяна, певца Гегама Григоряна.


Фото: из архива тети Рипсиме.

Вечером в «Козырьке» было практически невозможно найти свободное место. Выстраивались очереди за мороженым и кофе. Мороженое подавали в алюминиевых тарелках. Заплатив 4 рубля 50 копеек, мы покупали мороженое и шампанское, которое пили из обычных стаканов. А если приходили хорошие знакомые тети Рипсик, они могли получить кофе без очереди, у черного входа. Тогда столы и стулья в кафе были металлическими и очень тяжелыми.

Каждый уважающий себя молодой человек, считающий себя «городским парнем», 2-3 раза в неделю обязательно захаживал в «Козырек».


Фото: автор не известен.

Здесь мы читали воспоминания Ильи Эренбурга, последние номера журналов «Гарун» и «Иностранная литература». Здесь проходили также футбольные обсуждения - в эти годы был расцвет «Арарата». В соседнем здании кафе жил сын Аветика Исаакяна - Виген Исаакян. Он спускался в кафе и всегда был одет с иголочки. Мы часто беседовали, он рассказывал о своей жизни в Париже. Мы гордились тем, что в Ереване есть человек, который беседовал с Федерико Гарсия Лоркой.  

В конце 80-х в парке Сарьяна начал действовать Вернисаж и «Козырек» получил новую жизнь. В дальнейшем кафе стало постепенно терять былую славу - мы повзрослели, поток посетителей поредел.

Сейчас в «Козырьке» чаще вижу седовласых людей, которые приходят в место своих воспоминаний.

Постоянный клиент «Козырька» Симон Снхчян: это было место, где можно было следить за жизнью Еревана

Мы делимся всеми нашими радостями и горестями в «Козырьке». Надо сказать огромное спасибо тете Рипсик за то, что она сохранила маленькую частицу старого Еревана. Сегодня мы приводим сюда иностранцев, чтобы они смогли отведать знаменитую яичницу с помидорами. Рипсик готовит ее фантастически вкусно: в чугунной сковородке, добавляя стручок острого перца…


Фото: Медиамакс.

Сюда приходил еще мой дед, а отец назначал здесь свидание маме. Это было место, где можно было следить за ереванской жизнью. И мы приходим в это кафе, чтобы и вспомнить наш старый и добрый город…

Сын-Тяу: здесь вы чувствуете, что это - Ереван
 
Я начал работать барменом в баре «Цветок» на улице Туманяна, затем работал в кафе летнего зала кинотеатра «Москва», в джаз-клубе Дома Кино, в баре «Бабочка»… 

Сожалею, что сегодня только в «Козырьке» осталась та старая атмосфера, которая была годы назад… «Поплавок» давно уже не тот, «Сквознячка» вообще больше нет, и только здесь, у тети Рипсик, мы чувствуем, что это - Ереван.


Фото: Медиамакс.

Хочу привести отрывок из поэмы Варужана Хастура «Ереванская богема», автор очень точно описывает наши чувства по отношению к сегодняшнему Еревану:

«Գնամ ինձ կանչող գինետունը բաց
Հարբեմ ու ընկնեմ փողոցը քնած
Հերն էլ անիծած վաղվա հոգսերի
Վերջին հարբեցողն եմ Էրեւանի»:

Заслуженный артист Армении, профессор, флейтист Тигран Геворкян: в конце дня считалось обязательным «спуститься к Козырьку»

«Козырек» был удивительным явлением, он притягивал людей и связывал их друг с другом. Здесь ты чувствовал себя в безопасности, ты мог сесть в кафе, не будучи знакомым ни с кем из посетителей, но будучи уверенным, что ты с ними «одной крови». Если в «Поплавке» в основном собирались актеры, в «Сквознячке» - писатели и художники, то в «Козырьке» можно было увидеть представителей самых разных профессий. На этом небольшом пространстве у каждой профессии была своя «территория»: столы были распределены между архитекторами, музыкантами, певцами, танцорами, художниками…


Фото: Yerevan.ru

Не могу не упомянуть отдельно физиков. У них можно было получить ответ на любой интересующий вас вопрос. Мы «спускались» в Козырек не только для того, чтобы выпить кофе, а с целью найти ответы на вопросы, познать новое. Так и говорили: «спуститься к Козырьку» и было неважно, откуда ты «спускаешься»- из Консерватории или, например, с улицы Комитаса. В конце рабочего следовало обязательно «спуститься» в Козырек, «проверить», кто там есть и только потом идти домой. Даже если не было свободных мест, люди брали свой кофе и садились под деревьями. За чашкой кофе происходили интеллектуальные беседы, рождались серьезные мысли, идеи….

За кофе выстраивались очереди, приходилось долго ждать, но когда было совсем невтерпеж, мы доплачивали 10 копеек «сверху» и получали кофе у черного входа. В те годы было принято распивать в кафе шампанское. Запомнилось и пирожное из мокрого теста, которое стоило 22 копейки. 

В «Козырьке» также осуществлялся обмен музыкальными пластинками. Все знали, у кого какие есть пластинки в городе.  Пластинки с альбомами Led Zeppelin, Black Sabbath, Pink Floyd заворачивались в газету (каждый уважающий себя меломан знал - как правильно завернуть винил в газету) приносились в «Козырек» и начинали передаваться из рук в руки. То же самое касалось и книг. Именно здесь многие услышали о Кобо Абэ, Германе Гессе. Порой садились и читали вслух. Бывало, говорили «не могу одолжить книгу, но я почитаю, а ты послушай».

В «Козырек» приходил очень колоритный посетитель - бывший боксер и местный авторитет, всеми уважаемый  Бзнуни Спо. С ним можно было обсудить стихотворение Рильке или же клавесинное искусство Куперена… Разговаривал он только на чистейшем армянском языке. Можно сказать, что Бзнуни Спо был ангелом-хранителем «Козырька». В его присуствии никто не смел разговаривать на повышенных тонах, затевать потасовку… Единственным громким голосом был голос Рипсик, объявлявшей: «Вчерашние посетители-на выход».


Фото: из архива тети Рипсиме.

Исходя из собственного опыта, могу сказать, что в Козырьке все строилось на доверии. В 1989-ом году я был в США и меня попросили привезти в Ереван довольно большую сумму денег. Затруднились назвать точный адрес и сказали, чтобы я оставил деньги у Рипсик, за ними зайдут в «Козырек». Так и случилось. В дальнейшем я узнал, что многие так делали - любую вещь, любую сумму можно было оставить у Рипсик и быть уверенным, что ничего не пропадет. Особенно это было актуально в 90-ые, когда не было средств связи. Иногда Рипсик сердилась и говорила «Хватит, больше ничего не приносите», но, тем не менее, никогда не отказывала.

В «Козырьке» Рипсик была нашей матерью, всегда готовой прийти на помощь. У нее был особый дар - распознавать талантливых людей. Если у кого-то наступали нелегкие времена и он начинал злоупотреблять алкоголем, Рипсик начинала заботиться об этом человеке, часами вела с ним беседы, просила,умоляла, приходила в ярость, даже могла преследовать этого человека, чтобы уберечь его от неправильных поступков.

Однажды я стал свидетелем происшедшей возле кафе аварии. В одно мгновение Рипсик удалось «мобилизировать» «обитателей» «Козырька», и первая помощь была оказана пострадавшему именно в кафе.

Конечно, сегодня «Козырек» уже не тот, но аура, воздух, деревья…все осталось прежним. «Школу» «Козырька» прошли люди, известные на мировом уровне - Гегам Григорян, Барсег Туманян, скрипач Жан Тер-Мергерян и многие другие. Несколько лет назад я встретил в «Козырьке» кинорежиссера Романа Балаяна. Подошел к нему, мы побеседовали. Он признался, что его приглашают в самые лучшие рестораны, а он хочет посидеть в «Козырьке», поскольку это место вызывает у него неописуемые чувства.

Когда я общаюсь с друзьями, которые живут за рубежом, в списке традиционных вопросов неизменно присуствует такой: «Как Рипсик, как наш Козырек?».


Фото: Медиамакс.

Владелица «Козырька», 80-летняя тетя Рипсиме: «Я пришла и осталась здесь навсегда»

Мне было 19 лет, когда я вышла замуж и перехала жить в Конд. В 1951-ом году моего мужа призвали в армию, и мы оказались в непростом положении. Вынужденно я пошла работать в «Магазин вод», который находился напротив «Козырька»(теперь на этом месте находится парфюмерный магазин). Директор, господин Геворгян, был очень строгим человеком. Однажды я закрыла магазин на 5 минут раньше официального времени закрытия, и он заставил меня снова открыть дверь и снова запереть ее спустя пять минут.

В магазине я проработала 6 лет. Однажды нашему директору было поручено открыть первое кафе-мороженое в городе. Геворгян решил, что откроет кафе напротив магазина. В магазине было 3 отдела и 6 работников и все, кроме меня, выразили желание там работать. А я волновалась, что сделаю что-то неправильно. Но директор сказал мне: «Ты молода и всему научишься».Так и случилось: я пришла и осталась здесь навсегда. За годы работы здесь я получила звание «Ветеран труда». В прошлом на месте «Козырька» был сад, рядом с которым протекал ручей. Высокие деревья, которые вы видите сегодня, были совсем маленькими. Этим деревьям уже более 60-и лет.


Фото: из архива тети Рипсиме.

В начале кафе называлось «Павильон 268». В 60-ых гг из-за круглого выпирающего навеса студенты начали называть его «Козырьком».
 
В «Козырьке» продавалось мороженое и кофе. Мороженое бывало хорошим и плохим. 100 грам хорошего мороженого стоило 19 коп., плохого - 13 коп. Позже начали продавать шампанское, которое стоило 2,30 руб. Ручки от кофейных чашек мы отбивали специально, чтобы чашки никто не крал.

В «Козырьке» побывало много известных людей - Грачья Нерсесян, Мгер Мкртчян, Давид Малян, Карен Джанибекян, чей сын сегодня часто бывает здесь. В те времена действовало самообслуживание, посетители сами получали свой заказ из окошка. Но любимым клиентам я относила заказанное сама. Официанты появились уже после приватизции кафе.

Иногда здесь вспыхивали ссоры. Когда в 60-х девушки начали носить мини-юбки, это становилось постоянным поводом для потасовок. Мне приходилось вмешиваться и успокаивать молодых.


Фото:  Медиамакс.

Однажды на одном из балконов соседнего здания снимали эпизод фильма «Мужчины». Вдруг я заметила, что Фрунзика Мкртчяна на балконе нет. Почему-то у меня в голове пронеслось, что он упал с балкона. Оставив кассу без присмотра, я стремглав кинулась туда. К счастью, ничего не произошло, всего лишь закончился съемочный день.

20 лет назад я начала процесс приватизации и следовало дать кафе официальное название. Один знакомый врач посоветовал назвать кафе своим именем. Так я и сделала. Теперь, под надписью «Козырек» есть также вывеска «Рипсиме». Сегодня ко мне приходит и новое поколение. Многие из них - дети моих старых посетителей.


Фото: Медиамакс.

Художник Сэв (Sev): многообразие здесь было утверждено неписаным законом

В 1970-1984 гг. я был завсегдатаем «Поплавка». В «Сквознячке» или «Сквозняке» в основном собирались художники, и атмосфера там была более «академической». В «Поплавке» было более демократично.

Мой период «Козырька» начался после возвращения из армии. Я стал общаться с новыми людьми - Кики (Григор Микаелян), Арменом Аджяном, Григором Хачатряном, Поп-Арт Эдо. 


Кики (Григор Микаелян)(слева) и Сэв (Генрих Хачатрян)
Фото: из архива Анжелы Микаелян.

 
В «Козырьке » собирались известные деятели искусства - Виген Тадевосян, Сейран Хадламаджян, Вардан Товмасян и другие.

«Одной ногой» я был в  «Поплавке», другой- в «Козырьке». В конечном итоге я окончательно «перебрался» в «Козырек». До армии я видел себя писателем, но после, посещая «Козырек», понял, что есть авангардное искусство, не имеющее формальных границ. В «Козырьке» я знакомился с новыми людьми, посещал их мастерские, видел, как они работают, о чем беседуют.

В «Козырьке» «парни из округи» занимали левую часть, где для них всегда были «забронированы» столики. Это было одним из единственных мест в Ереване, где «блатные» и хиппи мирно уживались друг с другом. В «Поплавке» «местные» всегда «имели верх», а в «Козырьке» такого не было. Фактически, еще в те годы многообразие здесь было утверждено неписаным законом.

В 1988-ом году мы сидели в «Козырьке», и к нам подошли русские парни. Оказалось, что они корреспонденты «Комсомольской правды». Спустя несколько дней в «Комсомолке» вышла статья - «Cамое философское кафе Советского Союза».

Если бы не было «Козырька», не было бы и «Вернисажа». Еще в 1984-85 гг художник ФЛОКФ демонстрировал и продавал свои работы в саду за «Козырьком» и в саду Консерватории. Это было очень необычно. Иногда он специально переворачивал картины, чтобы привлечь дополнительное внимание прохожих. Однажды я спросил у ФЛОКФ-а: «Могу ли я тоже демонстрировать так свои работы?». Он ответил: «нет» и по его интонации я понял, что на самом деле задал дурацкий вопрос. Так я начал выставлять свои работы. В те годы Сарьяновский сад был огорожен, и свои работы мы крепили прямо на ограду. В тот период в сад часто приходил первый секретарь ЦК КП Армении Карен Демирчян - следил за работой Левона Токмаджяна, который заканчивал памятник Мартиросу Сарьяну. Однажды, завидев нас, Демирчян сказал: «Потерпите, что-нибудь придумаем и для вас». После возникла легенда о том, что идея вернисажа якобы принадлежала именно Демирчяну. 


Сэв и ФЛОКФ возле строящегося памятника Сарьяну, 1986-й год.
Фото: Армен фон Геворкян.


В сентябре 1986-го года именно в Сарьяновском саду прошла моя вторая персональная выставка.

В 1986-ом году вместе с Арменом фон Геворкяном мы создали ежемесячный «самиздатовский» журнал «Айсор». Часть редакции находилась в Институте экономики, вторая - в «Козырьке». Один из столов в правой части кафе и являлся его редакцией. Журнал мы продавали на Венисаже, возле памятника Сарьяну. В 1992-ом году «Айсор» был официально зарегестрирован и начал выпускаться большим тиражом. И снова, какое-то время редацией был «Козырек».

Форш: Рипсик угостила Гиллана шампанским

Уже много лет я прихожу в этот «дом». День у меня начинается с «Козырька». Утром прихожу сюда, «расправляю крылья» и затем отправляюсь по своим делам. Кстати, стены «Козырька» выкладывал мой дед Ваан. Прежде на месте точки обслуживания было окошко, из которого посетителя выдавали мороженое, сваренный на песке кофе и шампанское.

В «Козырек» всегда приходили и приходят лучшие ереванцы. Это кафе было одним из излюбленных мест многих великих людей. Здесь можно было встретить Шираза, Кочара, Исаакяна.


Фото: Медиамакс.

Рипсик готовит самую вкусную на свете яичницу с помидорами. Каждый октябрь она собирает своих самых преданных посетителей и угощает толмой и вином собственного приготовления. В этот день Рипсик подходит ко мне и шепчет на ухо: «Собери 5-6 самых близких - сегодня будем есть толму».

В мае 1990-го года я распивал здесь шампанское с Иэном Гилланом из Deep Purple. Он приехал в Армению с концертами и, конечно, его не могли не «познакомить» с «Козырьком».


Иэн Гиллан в Ереване, 1990-й год
Фото с официальной страницы Иэна Гиллана на Facebook.


Мы сидели там, и Рипсик, даже не подозревая кто это, угостила Гиллана шампанским.  Выпили, поговорили о музыке. Под конец Гиллан оставил маркером на стене свой автограф и поставил дату. Если снять новую облицовку, можно будет увидеть эту надпись.



Над проектом работали: Анна Бубушян, Лена Геворгян, Екатерина Погосян, Элеонора Араратян, Анна Зильфугарян, Ара Тадевосян, Арам Макарян, Мариам Лорецян Армине Мелконян.

Генеральным партнером проекта является компания АрменТел.




Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.

Выбор редактора