Саят-Нова в неизвестном переводе Тициана Табидзе, Чаренц и Маари - Mediamax.am

exclusive
6349 просмотров

Саят-Нова в неизвестном переводе Тициана Табидзе, Чаренц и Маари


Егише Чаренц
Егише Чаренц
Саят-Нова (картина Эдварда Исабекяна)
Саят-Нова (картина Эдварда Исабекяна)
Тициан Табидзе
Тициан Табидзе
Тициан Табидзе
Тициан Табидзе

В начале марта 2023 года историк, литературовед, директор Музея литературы Грузии Лаша Бакрадзе сообщил о ценном приобретении сотрудников музея: они купили у букинистов рукописи грузинского поэта Тициана Табидзе с переводами стихов Саят-Новы на русский.


«Мы не знали, что Тициан Табидзе переводил Саят-Нову на русский, и насколько нам известно, эти переводы никогда не публиковались», - отметил Бакрадзе.


Родившийся в 1895 году и павший жертвой сталинских репрессий в 1937 году Тициан Табидзе учился в Кутаисской гимназии - там же, где и Владимир Маяковский.


В 1917 году году окончил историко-филологический факультет Московского университета и сблизился с русскими символистами. Сам Табидзе был одним из лидеров грузинской символистской группы «Голубые роги».


В 1931 году в Грузии познакомился с Борисом Пастернаком и поэты стали близкими друзьями.

Узнав о находке Лаши Бакрадзе, я решил выяснить, чем был обусловлен интерес Тициана Табидзе к творчеству Саят-Новы. Оказалось, что великий ашуг упоминается в нескольких стихотворениях Табидзе.
Тициан Табидзе Тициан Табидзе


Так, в написанном в 1923 году стихотворении «Тбилиси» («О землю посохом ударил Горгасал…») есть такие строки (перевод на русский - Л. Мальцев):

От крови, склеившей шафранные страницы.
И если чья-то песнь, как стих Саят-Нова,
Как лебедь, крылья над тобою распростерла,
То знай, что эти полумертвые слова
Текут из насмерть перерезанного горла.
Ты - город-мученик, и вечный твой гранит
Мне стал уже давно источником мучений, -
Певец твой легендарным соколом сгорит
В неопалимости купины поколений…
Так жди, когда, тобой сраженный влет,
Поэт к ногам твоим, как сокол, упадет.
Саят-Нова (картина Эдварда Исабекяна) Саят-Нова (картина Эдварда Исабекяна)


А вот стихотворение «Мухамбази, которое не поется» (перевод на русский - Л. Мальцев):

Из Ортачалы плыл Орбелиани
С уловом рыбы в легком челноке,
Зурна звенела в утреннем тумане,
Как будто бы подъем в татарском стане
Пронзительно трубили вдалеке…
И зурначами встрепанное утро
Уже грузилось в сливах на мулов,
В корзинах отливая перламутром
Росы коджорских утренних лесов.
Саят-Нова словами поутру
Трясет за косы сонную Куру, -
Там песнь его вовсю Каро горланит:
«Где прогремят стихи Саят-Нова,
Там гром гремит и клонится трава!»

И вот проснулся мой Тбилиси,
Спросонья потянулись цепи гор.
Ущельями зевнув, поднялись выси
И вызывают сердце на простор.
На двух горах с зарею над Кабахом
Необычайно снег порозовел,
Как на щеках сестер, которых замуж
Орбелиани выдать не успел.
С зарей еще прекрасней храм Кашвети.
В такое точно время, на рассвете,
Орбелиани плыл в родные дали,
Туда, где тамаду уже давно
Рога, вином наполненные, ждали
И подносили с криками вино:
«А ну-ка, парень, пей до дна смелее!»
Я - Тициан. Пусть знают, как я пью…
Но я в стихах во много раз сильнее:
Не только гром гремит под песнь мою -
Она под шум кладбищенской травы
Рассыплет в щепы гроб Саят-Новы.

В изданной в 2015 году в Санкт-Петербурге книге Галины Цуриковой «Тициан Табидзе. Жизнь и поэзия» о стихотворении «Мухамбази, которое не поется», говорится:

«Это - литературный эксперимент. Тициан далек от мысли уподобиться народному певцу. Лет десять спустя, когда проблема народности будет повсеместно в литературе выдвинута на первый план и слава народных певцов будет вознесена буквально на недосягаемую высоту, Тициан сочтет необходимым уточнить свое отношение к этой области поэтического творчества. В опубликованной в 1935 году статье «Саят-Нова» он пишет:


«Лично я против того, чтобы канонизировать жанр ашугов в грузинской литературе,  против тенденции, которая когда-то намечалась в театре и литературе. Я также против того, чтобы низвести поэзию ашугов до поэзии кинто. Надо определить
ее первичное русло и найти ей литературное оправдание».
Тициан Табидзе Тициан Табидзе


«Тициан сожалел, что почти ни один грузинский и армянский писатель не знает языка своего собрата, «несмотря на то, что на протяжении многих веков мы близки как в географическом, так и в культурном отношении»», - пишет Галина Цурикова, отмечая, что для него образцом «интернационализма» в литературе был именно Саят-Нова, писавший на армянском, грузинском и тюркском языках.

В книге «Тициан Табидзе. Жизнь и поэзия» говорится, что «восполняя этот пробел, Табидзе создал краткий очерк грузинской литературы XIX века и современной, который вышел в переводе на армянский язык при участии друга поэта Егише Чаренца.
Егише Чаренц Егише Чаренц


Один экземпляр этой книги Чаренц подарил автору с надписью:

«О Тициан! Так как твоя книга в условиях бумажного кризиса отпечатана нами не очень блестяще, то велел сей экземпляр озолотить в стиле наших переплетов допотопных времен! Прими и не огорчайся на Арменгиз. Привет сердечный. Твой Егише Чаренц. 1932. III. 14. Эривань».

Галина Цурикова приводит также воспоминания Гургена Маари:

«В последний раз я видел Тициана в Минске, в феврале-марте 1936 года. Я встретился с ним случайно, в коридоре гостиницы. Он повел меня к себе, познакомил с женой Ниной. Помню, Чаренц всегда с восторгом говорил о Нине Табидзе: - Вот какая жена должна быть у поэта!..».

Ара Тадевосян




Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.

Выбор редактора