Игорь Халатян: «Настоящих мужчин осталось очень мало» - Mediamax.am

exclusive
10698 просмотров

Игорь Халатян: «Настоящих мужчин осталось очень мало»


Игорь Халатян на вершине Эвереста.
Игорь Халатян на вершине Эвереста.

Фото: из архива И. Халатяна.

Игорь Халатян на горе Арарат.
Игорь Халатян на горе Арарат.

Фото: из архива И. Халатяна.

Игорь Халатян.
Игорь Халатян.

Фото: из архива И. Халатяна.

Игорь Халатян в Ереване с молодыми альпинистами.
Игорь Халатян в Ереване с молодыми альпинистами.

Фото: из архива И. Халатяна.

Эверест
Эверест

В мае этого года в мире справили 60-ю годовщину первого покорения Эвереста – в 1953 году первыми покорителями самой высокой вершины мира (8848 метров) стали Эдмунд Хиллари и Тенцинг Норгей.

 

За 60 лет на вершину мира поднялось около 4 тысяч человек. Среди них - 4 армянина. Один из них Игорь Халатян, который покорил Эверест в 2002 году. С начала 1990-х Игорь переехал на постоянное жительство в США. В ходе последнего визита в Ереван он встретился с корреспондентом Медиамакс.

 

- С чего все началось, Игорь?

 

- С Арагаца. До этого я активно занимался плаванием, а друзья ходили в горы. Честно говоря, я не понимал, зачем люди ходят в горы. И однажды они позвали меня с собой. Помню, была плохая погода, гроза. Уже на вершине я оглянулся по сторонам, увидел огни Арташата. Такое ощущение… Это не было похоже ни на что другое. После этого я каждую неделю ходил в горы. Стал много ездить по Кавказу.

 

До Эвереста я активно занимался спортом в течение 15 лет. Кроме физической подготовки, у людей должны быть еще какие-то дополнительные данные, какая-то предрасположенность, для меня до сих пор это большая загадка. Есть люди, которые хорошо себя чувствуют на высоте, я тоже из них: на высоте чувствую себя лучше, чем на равнине.

 

- Ты продолжил заниматься альпинизмом после того, как переехал в США?

 

- Да, недалеко от Нью-Йорка я приметил подходящие скалы, даже встретил знакомых из Москвы, стали вместе заниматься.

 

До переезда в США я совершил восхождение на Эльбрус - высшую точку Европы. Потом на Мак-Кинли и Аконкагуа - высочайшие вершины Северной и Южной Америки. Чем больше ты занимаешься альпинизмом, тем выше тебе хочется забраться. Эверест стал логическим продолжением. На Килиманджаро (Африка) я поднялся уже после Эвереста, чтобы отдохнуть. Я пошел нестандартным путем, обычный маршрут был закрыт из-за сильного камнепада. Мне даже пришлось подкупить проводника.

 

 

От подножия до вершины Эвереста можно дойти за 5 дней, но весь период восхождения вместе с акклиматизацией занял у меня 73 дня. Местные жители - шерпы - очень суеверные люди. До восхождения каждый из членов экспедиции должен пройти церемонию освещения, которая называется Пуджа. Они уверены, что это убережет альпинистов от возможных происшествий.

 

- К чему должен быть готов человек на высоте свыше 8 километров?

 

- Там - постоянные лавины, сильный ветер, 50 градусов мороза. Организм быстро начинает слабеть, основная опасность - оттек легких и отек мозга. При первых симптомах надо начинать немедленный спуск. Не хватает воздуха. Поскольку я программист, то меня волновало, что в таких условиях некоторые клетки моего мозга могут отмереть, и в дальнейшем я не смогу полноценном заниматься своей работой (улыбается). В начале экспедиционного сезона в 2002 году в базовом лагере Эвереста собралось около 3 тысяч человек со всего мира, в течение двух недель их осталось меньше половины, а до вершины добрались лишь 50 человек.

 

- Что помогает идти вперед, несмотря на все отмеченные вами трудности?

 

- Желание доказать себе самому, что ты сможешь это сделать. Наша жизнь стала более или менее безопасной, автоматизированной. Осталось мало способов реально проверить себя. А альпинизм - это объективный тест, который выявляет характер людей, они раскрываются и становятся такими, какие есть на самом деле.

 

Я часто наблюдал, как «крутые» мужчины в высокогорье менялись и теряли свою «крутизну». Был один случай с парнем из Нью-Йорка. По воле случая он оказался в составе экспедиции, восходившей на одну из гор на Аляске. Я встретился с ним еще до экспедиции в одном из ресторанов Нью-Йорка. Окруженный восторженными слушателями, он рассказывал о том, как он любит риск и как он собирается «сделать эту гору».

 

Игорь Халатян.

Фото: из архива И. Халатяна.

 

Спустя две недели, на горе, он плакал, стоя на коленях и говорил мне: «Игорь, не дай мне умереть, я не хочу умирать».     

 

После того, как нам удалось его вытащить оттуда и вернуть домой целым и невредимым, спустя две недели я встретил его вновь, снова окруженного восторженными слушателями, которым он рассказывал о том, как ему удалось почти что покорить эту гору и только чистая случайность не позволила ему взойти на вершину (улыбается).

 

И это не единственной случай. С сожалением должен констатировать, что настоящих мужчин осталось очень мало, и к счастью - среди серьезных альпинистов - их абсолютное большинство.

 

- В горах ведь свои кодекс и этика поведения?

 

- В горах бывают такие условия, когда человек нуждается в помощи, но многие могут просто пройти мимо и даже не остановиться. Я сталкивался с такими случаями. Но советская школа сильно отличается, в ней взаимовыручка всегда присутствует. И я по своих сил возможностей сил стараюсь помогать людям в горах.

 

- Ежегодно на Эвересте погибают люди, их тела так и остаются на горе…

 

- Да, к сожалению, на пути к вершине замечаешь тела погибших… Но даже к этому привыкаешь. На подходах к Эвересту есть место, где в память о погибших устанавливают пирамиды, там их большое количество...

 

- Если бросить взгляд назад, на 2002 год, какие возникают эмоции, ощущения?

 

- Чем больше проходит времени, тем меньше верится. Могу с уверенностью сказать, что больше никогда не повторю этого. Я поднялся на вершину Эвереста 16 мая - это был единственный благоприятный с точки зрения погодных условий день. У альпинистов другое отношение к горам, к природе. Мы говорим: не я покорил гору, а она разрешила подняться на свою вершину. Со мной было тоже самое. Гора была ко мне благосклонна, и я смог подняться на вершину. Не хочу злоупотреблять.

 

Игорь Халатян в Ереване с молодыми альпинистами.

Фото: из архива И. Халатяна.

 

Два месяца я видел только снег и лед. Когда спускался, увидел мох на камнях - я час сидел и смотрел на него. Это было как чудо, я понимал, как здорово жить.

 

Есть один минус - привыкаешь к острым ощущениям. Когда находишься внизу, все приглушенно, не те ощущения, какие-то серые, постоянно ищешь что-то, какую-то компенсацию этим ощущениям. Внизу компенсацией для меня может быть музыка, красота природы и людей. Красота природы успокаивает, объясняет. Кроме того, появляются новые интересы, например, хочу наконец научиться танцевать (улыбается). 

 

- Какие планы на будущее?

 

- Из 7 высочайших вершин всех континентов я пока не был на двух пик Винсон (высшая точка Антарктиды) и гора Пунчак-Джая на острове Новая Гвинея (высшая точка Океании). Последняя находится посреди джунглей, в которых до сих пор обитают людоеды, так что надо не только подняться на гору, но и выбраться оттуда живым (улыбается).

 

 

Игорь Халатян на горе Арарат.

Фото: из архива И. Халатяна.

 

- Чувствуешь себя счастливым?

 

- Все люди заняты поисками счастья. Счастье - это неуловимое понятие, одно уж точно: альпинизм дает возможность ощутить эту неуловимость. 

 

Альпинизм для меня - это что-то схожее с музыкой и поэзией. Горы дарят тебе возможность понять и осознать, кто ты есть на самом деле, и раскрывают перед тобой невероятно красивый мир. 

 

C Игорем Халатяном беседовала Элеонора Араратян.

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.

Выбор редактора