Давид Пахчанян: «Есть разработки, способные изменить способ ведения боевых действий» - Mediamax.am

exclusive
6749 просмотров

Давид Пахчанян: «Есть разработки, способные изменить способ ведения боевых действий»

Давид Пахчанян
Давид Пахчанян

Фото: Медиамакс

Фото:


Давид Пахчанян является председателем Совета попечителей фонда «Арар», сооснователем образовательного фонда «Айб». В 2016-2019гг. он занимал пост заместителя министра обороны-председателя государственного военно-промышленного комитета Армении.

 

- Чем вы занимаетесь после ухода с поста замминистра обороны-председателя государственного военно-промышленного комитета? Какие работы проводит фонд «Арар» после войны 2020 года?

 

- После ухода с госсслужбы я уделяю некоторое время бизнес-проектам, в которых участвовал еще до назначения, но в основном занимаюсь общественными и благотворительными проектами в сферах безопасности, образования, идентичности и культуры. Больше всего внимания уделяю вопросам безопасности.

 

В фонде «Арар» мы считаем модернизацию системы безопасности Армении и Республики Арцах первоочередной задачей и предпринимаем активные шаги в этом направлении.

 

Наша деятельность усложняется вдвойне, ведь в условиях потерь и кризиса после 44-дневной войны нам приходится восстанавливать военно-технические потери и одновременно модернизировать систему, сталкиваясь с новыми вызовами. Прошло два года после катастрофической войны, но огромные потери системы обороны до сих пор не восполнены. В сотрудничестве с представителями систем безопасности и обороны Армении и Республики Арцах, соответствующими подразделениями вооруженных сил, мы реализуем множество программ, направленных на модернизацию механизмов защиты благодаря внедрению современных технологий, технических средств и решений. Наши проекты разнообразны, но основная миссия направлена на модернизацию защитных механизмов и улучшение среды безопасности за счет современных технологий, технических средств и военно-научных решений. Из соображений конфиденциальности мы не можем рассказывать подробности реализованных проектов.

 

- Произведена ли оценка потерь военной техники после войны 2020 года?

 

- Уверен, что в министерстве обороны эти потери оценили. Я в целом имею представление о потерях. Из открытых источников очевидно, что у нас были серьезные потери средств ПВО, артиллерии, ракетных систем и другой техники.

 

Eсть более важный вопрос - смогли ли мы извлечь уроки из этой войны? Уверен что в Генеральном штабе «по горячим следам» провели анализ, но считаю, что анализ должен быть проведен также независимой экспертной комиссией, политически не ангажированной. Общество должно знать о допущенных стратегических ошибках, чтобы быть готовым к соответствующим изменениям. Следует иметь ввиду, что возможная новая война не будет похожа на войну 2020 года. Хотя бы потому, что мы потеряли территории, которые давали хоть какую-то стратегическую глубину. Она также не будет похожа на украинскую войну и нам следует использовать все доступные  интеллектуальные ресурсы, чтобы найти специфические решения.

 

- Какие шаги по восстановлению военного потенциала являются приоритетными и каких затрат они потребуют?

 

- В первую очередь, это восстановление и преумножение средств ПВО, артиллерии, ракетных систем, противотанковых средств. Нужно увеличивать возможности нанесения точных ударов, в том числе за счет разного рода беспилотных систем. Также это разведывательные системы радио- и оптического диапазона, в том числе - беспилотные, РЭБ, связь. Нужно пересмотреть методы использование бронетанковых войск.

 

Но не менее важно внедрить современные подходы в управление войсками, принципиально улучшить их подготовку. Вооружение - это полдела, современные армии становятся все более технологичными и в них необходимы продвинутые специалисты.

 

Все это, естественно, стоит недешево, но с моей точки зрения это посильное бремя для нашей экономики. Я приветствую существенное увеличение бюджета на оборону. Если мы сохраним эту тенденцию, то средств для модернизации будет достаточно. Важно проводить эту работу систематически, не увязывать ее с сиюминутными изменениями внешнеполитической конъюнктуры, а наоборот, учитывать различные сценарии ее развития. Именно та часть технических решений, которые могут быть осуществлены нашим ВПК, даст нам преимущество, которое нивелирует финансовое превосходство наших противников. Основной ресурс, которого нам не хватает - это время, которое мы, к сожалению, бездумно растрачиваем.

 

- Часто говорится о необходимости основания в Армении производства БПЛА в промышленных масштабах. Насколько это реалистично?

 

- Производство БПЛА в определенных масштабах уже налажено. Я не вижу принципиальных проблем, мешающих организовать крупномасштабное производство в Армении. Сейчас в эту сферу идут частные инвестиции, есть ряд хорошо зарекомендовавших себя образцов и новые перспективные разработки.

Давид Пахчанян Давид Пахчанян

Фото: Медиамакс

Но важное значение имеет политика государства. После вывода военно-промышленного комитета из состава министерства обороны не решены вопросы по синхронизации работы военного ведомства и военно-промышленного комплекса. Необходимо, чтобы государство составляло долгосрочные планы по закупке техники и заключало с компаниями долгосрочные договора на разумных условиях. Минобороны должно четко формулировать требования к необходимой технике, не занижать, но и необоснованно не завышать.  Министерство должно иметь возможности объективно оценивать то, что представлено производителями, проводить документированные войсковые испытания и формулировать требования к доработкам.

 

- Вообще, если говорить о развиии военной промышенности и использовании новейших технологий, обладаем ли мы реальным потенциалом для производства конкурентоспособных и боеспособных средств?

 

- Да,  обладаем. У нас есть ряд разработок высокого класса, некоторые из них уже находятся на вооружении. Есть ряд перспективных разработок, которые могут серьезно, или даже принципиально изменить способ ведения боевых действий. Как я уже говорил, в сферу военной промышленности приходят частные инвесторы, готовые вкладывать в самые передовые технологии. Это примерно те же люди, которые вкладывали в развитие ИТ и за последние годы добились серьезных успехов в этой области. Они понимают, что именно за счет инновационных и неординарных решений мы можем переиграть противников.

 

Но не менее важно, чтобы государство выступало заинтересованным партнером в этом процессе. То, что у нас неоднократно не выполнялся бюджет по научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам (НИОКР), долго не назначался руководитель военно-промышленного комитета, свидетельствует о наличии серьезных проблем. Очень надеюсь, что новый председатель ВПК сможет переломить эту тенденцию, но многое зависит и от руководства министерства обороны и Генерального штаба. Необходимо, чтобы государство обладало долгосрочным видением развития Вооруженых сил и совместно с ВПК формулировало те проекты, которые могут быть разработы в Армении и дать нам преимущество на поле боя. Примером может служить относительно дешевое высокоточное оружие - современные технологии позволяют это сделать.

 

- Боевые действия 13-14 сентября показали, что наши средства ПВО, к сожалению, не могут обеспечить должную защиту. Каким вы видите решение этой проблемы?

 

- Организовать эффективную систему ПВО с имеющимся вооружением и военной техникой было непростой задачей даже до войны 2020 года, учитывая сложный рельеф и глубину местности. После войны это задача стала еще сложнее из-за сокращения глубины. Есть отдельный вопрос к организации действий ПВО во время боевых действий 13-14 сентября.

 

Но хорошая новость состоит в том, что в прошлом десятилетии была проведена большая работа по IT-решениям для ПВО. Только благодаря этому войска ПВО могли решать боевые задачи, даже несмотря на острую нехватку современных средств поражения.

 

Что нужно делать сейчас? Насытить систему обнаружения и сопровождения, закупить комплексы ПВО, предназначенные для борьбы с «большой» авиацией и найти решение для борьбе с БПЛА, в том числе работающих «стаями». Последнее по силам нашему ВПК. По большому счету, нам не хватает только времени, скорость всех действий должна быть существенно увеличена.

 

- В последние месяцы в индийских СМИ были публикации о заключении контрактов о поставках Армении ракетных систем, артиллерийских средств и систем залпового огня. Вы считаете оправданными закупки такого вооружения?

 

- Я лично знаком с возможностями индийского ВПК, знаю, как минобороны Индии проводит приемку новых образцов вооружения. Это очень серьезный процесс. Работа с индусами по военно-техническому сотрудничеству началась еще в конце 2017 года. В открытой печати была информация о том что мы и ранее закупали индийские системы - речь о радарах контрбатарейной борьбы Swathi. Индия - одна из немногих стран, имеющих серьезный ВПК, с которой мы можем работать в этой сфере без существенных ограничений. Считаю, что мы опоздали с налаживанием этих отношений и приветствую нынешнюю активность. В то же время, это взаимодействие не должно развиваться только в одном направлении, мы также должны продвигать нашу продукцию и наши решения. А нам есть, что предложить, особенно из того, что интересует индийскую сторону - в частности, это разного рода высокотехнологические решения на базе радиоэлектроники.

Давид Пахчанян Давид Пахчанян

Фото: Медиамакс

В 2018 году у нас на выставке “ArmHiTec” была делегация из Индии, и они были приятно удивлены рядом наших возможностей. Военно-техническое сотрудничество должно стать одним из столпов развития стратегического партнерства с Индией.

 

- После войны 2020 года часто говорят о модернизации оборонной системы. Каково ваше видение организации этого процесса?

 

- В первую очередь хочу подчеркнуть, что модернизация нужна не только системе обороны, но и всем системам обеспечения безопасности. Концепции известны, речь идет о всеобъемлющей обороне (Comprehensive defence), но мы должны адаптировать эти  подходы к триединству Армения-Арцах-Диаспора. В свое время для этого была предложена хорошая концепция «Нация-армия», но следовало насытить ее реальной программой. В конечном итоге, каждый человек должен знать свое место и роль, свои действия в тех или иных обстоятельствах.

 

Что касается непосредственно оборонительной системы, то попробую сформулировать видение:

 

•    С точки зрения человеческих ресурсов у нас должен быть высокопрофессиональный костяк в составе действующей армии, хорошо подготовленного резерва и достаточно подготовленного дополнительного ресурса. Работа с людьми должна быть основана на современный информационной системе.

 

•    С точки зрения управления - это сетецентрическая система, в которой правильно собирается и распределяется информация и происходит командование в условиях распределенного лидерства. Думаю, мы уже находимся на той стадии, в которой существенную роль также будут играть технологии искуственного интеллекта (ИИ).

 

•    ВС должны быть единой разведывательной и ударной системой, способной максимально эффективно причинить противнику ущерб запланированного масштаба.

 

•    С точки зрения боевой подготовки нам необходимы высокопрофессиональные специализированные войска (ПВО, артилерия, РЭБ, «беспилотные» войска, авиация) и хорошо подготовленная пехота и войска специального назначения, способные проводить взаимосогласованные общевойсковые операции.

 

•    С точки зрения метода ведения ведения боевых действий важно стремиться иметь стратегическую инициативу, уметь сочетать активную оборону с наступательными действиями. Это относится в том числе и к начальному периоду возможных боевых действий.

 

•    Для защиты границ нужны решения по автоматизации и лучшему инженерному оборудованию позиций, которые максимально обезопасят службу наших солдат и создадут серьезные проблемы для противника.

 

•    Наше общество должны быть готово к войне в любой момент. Если перефразировать известное высказывание, то «готовое к войне общество имеет лучшие шансы избежать ее».

 

- Какие конкретные решения по реализации концепции модернизации вы предлагаете и с чего следует начинать?

 

- Надо начинать с поднятия авторитета и статуса офицеров в обществе. Мы должны сделать так, чтобы в армию приходили патриотичные, талантливые ребята, которые видели бы в ней возможности карьерного и творческого роста.  Необходимо внедрение новой системы подготовки солдат (наш фонд уделяет этому направлению особое внимание). Очевидный приоритет - срочная закупка военной техники (здесь мы запоздали, но, как отмечалось выше, определенные шаги уже предпринимаются).

 

Следует развивать имеющиеся системы управления и внедрять новые, посредством широких общественных обсуждений доработать законодательные основы организации военной службы разного рода. Злободневым вопросом является официальное оформление стратегии развития оборонной системы (и здесь мы сильно запоздали).

 

Подчеркну еще раз - военные должны активно сотрудничать с представителями ВПК для лучшего понимания тех решений, которые можно обеспечить внутри страны. Организация этого взаимодействия - обязанность высшего военно-политического руководства страны. И вообще, без четко выраженной политической воли задачи модернизации армии решить не получится. Важно, чтобы люди, занимающие ответственные позиции, понимали, что инициатива не наказуема, а приветствуется, и что их основная задача -достижение поставленных целей.

 

С Давидом Пахчаняном беседовал Ара Тадевосян

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.

Выбор редактора