«Простилась с домом, в который, наверное, больше не вернусь» - Mediamax.am

exclusive
8118 просмотров

«Простилась с домом, в который, наверное, больше не вернусь»


Лусине Гарибян беседует с Мариной Григорян
Лусине Гарибян беседует с Мариной Григорян

Фото: Медиамакс

Фото: Медиамакс

Фото: Медиамакс

Фото: Медиамакс

Марина Григорян
Марина Григорян

Фото: Медиамакс

Фото: Медиамакс

Фото: Медиамакс

Фото: Медиамакс

Марина Григорян
Марина Григорян

Фото: Медиамакс

Фото: Медиамакс

Тетя Люба
Тетя Люба

Фото: Медиамакс

Фото: Медиамакс

Фото: Медиамакс

Фото: Медиамакс

Фото: Лусине Гарибян


Компот был на плите, когда раздались звуки выстрелов. Марина отправила детей в подвал соседнего дома, а сама продолжила закатывать банки с компотом: не пропадать же добру?

 

«Я спустилась в подвал, оставив газ включенным, и даже не подумала, что вдруг, не дай Бог, в дом попадет снаряд, и тогда все здание взорвется из-за газа. В голову пришло лишь, что компот может испортиться: уже и воду налила, и сахар насыпала - такой уж он, наш карабахский менталитет. В подвале все на часы смотрю, а дети мне шепчут: «Сиди на месте». Соседка удивленно спрашивает: «Куда это ты собралась? А я отвечаю: «Тише говори, чтоб другие не услышали: компот на плите, банки ждут. А она мне: «Мари, ты в своем уме?!»

 

Позже вернулась, закатала компот. А утром проснулась и вторую партию на огонь поставила. И ее успела закатать, а о тех припасах, что раньше наготовила, и не говорю. Основательно запаслась, как оказалось, для азербайджанцев. Зайдут в дом, обрадуются, вот, скажут, хороший дом – полная чаша».

Марина Григорян Марина Григорян

Фото: Медиамакс

Веселую историю с компотом Марина вспоминает в самом конце нашего долгого разговора, когда уже успели поговорить и о доме в Шуши, и о потерянной родине, и о надежде, и о неопределенном будущем.

 

На рассвете 29 сентября Марина отправила троих своих детей вместе с сестрой и ее детьми в Армению, а сама переехала в Степанакерт, в дом своих родителей. Муж Марины - военный. Военный и отец Марины, Рома Григорян, кавалер ордена «Боевого креста», участвовавший в 90-х в освобождении Шуши и всю свою жизнь посвятивший Арцаху.

 

«Каждый раз, когда ситуация становилась критической, я звонила отцу: «Пап, ты где?» - «Перезвоню позже», - отвечал отец, и я знала, что папа уже едет».

 

Марина рассказывает, что и на этот раз 27 сентября ее 64-летний отец был готов. Он попросил разрешения выехать, чтобы там, в хорошо знакомых ему местах, оказать боевую помощь молодым солдатам. Не разрешили.

Марина Григорян Марина Григорян

Фото: Медиамакс

Марина и ее мама помнят, что во время первой арцахской войны их семья не покидала Степанакерт даже на день. Но на этот раз - такого не было никогда - именно отец настоял на том, чтобы они уехали из Арцаха.

 

«Когда в первые же дни отец сказал: «Ситуация сейчас другая, готовьтесь уезжать», - я совершенно растерялась, мне будто крылья обрезали. Обычно в такие минуты я всегда старалась заглянуть папе в глаза. По его взгляду, который вдруг становился каким-то другим, особенным, я чувствовала, что, говоря его словами, плохи дела. И в этот, последний раз, когда папа сказал - собирайтесь, я заметила, что он старается не поднимать глаз, чтоб случайно не встретиться с нами взглядом. Я уже понимала, что это означает».

Фото: Медиамакс

Мама Марины, тетя Люба, говорит, что происходящее в Степанакерте в эти дни напоминало страшное кино: пустые улицы, горящие машины, люди, прячущиеся в подвалах. Они вышли из дома, не зная, смогут ли добраться до места.

 

«В последний раз я поднялась в Шуши, взяла с собой пару вещей, вышла...», - не может сдержать волнения Марина, - «окинула свой дом прощальным взглядом - доведется ли мне когда-нибудь вернуться сюда?» - пронеслось в голове... Но тогда я скорее подумала, что наш дом может быть разрушен вражеским снарядом, у меня и в мыслях не было, что Шуши сдадут».

Фото: Медиамакс

«В Шуши, наверное, не нашлось бы ни одного человека, кто мог бы предположить, что город будет сдан»,- продолжает Марина. Описывая степень невозможности произошедшего, она вспоминает: «Муж даже форму свою военную с медалями оставил висеть в шкафу».

 

Квартира, подаренная мужу-военному государством, находилась в двухэтажном здании возле Зеленой церкви. Марина описывает это место, и я вдруг вспомнаю, что в прошлом году я сделала снимок собора Святого Христа Всеспасителя именно оттуда.

Фото: Лусине Гарибян

«Все верно. Однажды ночью к нам в гости приехал друг моего мужа. Проснулся утром, распахнул окно, и когда церковь Казанчецоц предстала перед его взглядом во всей своей мощи, сказал: «Если хочешь выгодно продать дом, можешь сказать, что из окна прекрасно виден Казанчецоц. В Армении ведь тоже так говорят, да? Из окна Масис виден».

 

Показываю свои фотографии. Марина и ее дочь Лия сразу же находят на них свой дом.

Лусине Гарибян беседует с Мариной Григорян Лусине Гарибян беседует с Мариной Григорян

Фото: Медиамакс

«Старшая дочь хочет утешить меня, говорит: «А ты представь, что по нашему дому смерч ударил и разрушил его». – «Иза, родная, как бы мне хотелось, чтоб это было именно так, тогда я, по крайней мере, была бы уверена, что мой дом не осквернят. Но, к сожалению, наши дома остались целы».

 

Марина уверена, что Шуши был сдан противнику, как уверена и в том,  что уже на 4-й день войны премьеру Армении доложили: «Мы не в состоянии противостоять - небо открыто». И снова вопросы, множество вопросов, ответов на которые нет. «Если собирался сдавать, то к чему было ждать 45 дней? К чему было губить столько детей?»

 

«Я потеряла дом, в котором прожила целых 20 лет, но гораздо больнее мне осознавать, что врагу отдали Гадрут, потому что исторически Гадрут никогда не находился под вражеским игом. Вы же понимаете, что мы потеряли?»

Фото: Медиамакс

Марина с мамой, сестрой и детьми сейчас живут в Харберде. Они очень благодарны всем за заботу, тепло и помощь.

 

«Мы часто называем нашу родину Мать-Армения, и это действительно так, она действительно похожа на мать, именно это чувство у нас возникло. Нам предоставили  бесплатный дом в центре на два месяца, мы получали помощь из разных мест. Дай Бог всем здоровья, мы очень благодарны. Спасибо, что вы у нас есть», - говорит тетя Люба.

Тетя Люба Тетя Люба

Фото: Медиамакс

Марина добавляет, что не встретила в Армении ни одного плохого человека, каждый помогал, кто чем мог. Одна из женщин, торгующих на Вернисаже, узнала, что они из Арцаха, и сразу же предложила пожить у нее, вспоминает Марина.  

 

«Поговорили, женщина тоже была расстроена, рассказала, что завтра ее сын едет на фронт, но вот вернется ли – неизвестно. Когда я вернулась домой, услышала новость о первом перемирии и подумала: «Дай Бог, чтоб сын этой женщины не поехал». После пошла на Вернисаж еще раз, чтобы снова ее повидать, узнать, как там мальчик, но ее там не было. Расстроилась, подумала, а вдруг случилась беда, и поэтому она не пришла, хотела спросить женщину, торгующую с ней по соседству, но не решилась. Испугалась услышать плохую весть. «Лучше уж не знать», - подумала я и вернулась домой.

Фото: Медиамакс

«Не вспоминай, не надо, все уже в прошлом», - пытается успокоить  взволнованную Марину мама.

 

Семья Марины разделилась. Сама она с сыном и дочерью сейчас в Армении, а муж со старшей дочерью - в Арцахе. Старшая дочь Изабелла – студентка, но продолжать учебу в Армении она не хочет. В Арцах вернулись также и родители мужа Марины. Они уехали, чтобы привезти кое-какие  вещи из своего дома в селе Бадара в Аскеране, планируя вернуться до 25 ноября, дня сдачи Карвачара. Но приехали домой, увидели соседей, вернувшихся в родное село, и решили остаться.

 

Все - и те кто вернулись в Арцах, и те, кто остались в Армении, - пытаются приспособиться к новой жизни. Дети восполняют пробелы в образовании. Лия ходит в центр «Тумо» и продолжает уроки игры на фортепиано. Скучает по друзьям, никак не может привыкнуть к новой среде.

Фото: Медиамакс

«Никак не привыкну к детям, очень уж мы разные. Здесь я не не чувствую себя свободно. У нас я спокойно могла зайти в незнакомый класс, познакомиться с детьми, пообщаться, а здесь как-то не получается. Есть девочки, с которыми мы очень хорошо общаемся, но есть и другие, они какие-то переменчивые. То могут поздороваться, спросить, как дела, а на следующий день ведут себя так, как будто мы и не знакомы вовсе».

 

Семья пока ясно не представляет своего будущего. Марина никак не может смириться с мыслью вернуться в Арцах и жить там бок о бок с врагом.  Говорит, что повидала немало трудностей в жизни, но никогда не думала о том, чтобы покинуть родину. Теперь, к сожалению, приходится об этом думать.

Фото: Медиамакс

«С другой стороны, надо вернуться, чтобы Арцах выстоял, продолжил свое существование»,- говорит тетя Люба.

 

Пока мы беседуем с остальными, Марина выходит из комнаты и возвращается с сумкой корольков в руках.  Это папа вырастил, нужно обязательно взять их с собой.

 

- Дай Бог, если я вернусь в Арцах, придете к нам в гости. Правда, дом будет уже не мой...

 

- Он снова станет твоим, - в один голос говорят сестра с матерью.

 

Лусине Гарибян

 

Фотографии: Гаяне Енокян

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.

Выбор редактора