От Фейсала II до Рейгана и наших дней: жизнь и воспоминания 104-летнего фотографа - Mediamax.am

exclusive
1367 просмотров

От Фейсала II до Рейгана и наших дней: жизнь и воспоминания 104-летнего фотографа


Агаси Айвазян
Агаси Айвазян

Фото: Цолак Овсепян

Гурген Яникян
Гурген Яникян

Фото: Цолак Овсепян

Геворг Эмин
Геворг Эмин

Фото: Цолак Овсепян

Эдвард Исабекян
Эдвард Исабекян

Фото: Цолак Овсепян

Рафаель Исраелян и Ара Саргсян на открытии мемориального комплекса Сардарапат
Рафаель Исраелян и Ара Саргсян на открытии мемориального комплекса Сардарапат

Фото: Цолак Овсепян

Грайр Марухян
Грайр Марухян

Фото: Цолак Овсепян

Арно Бабаджанян
Арно Бабаджанян

Фото: Цолак Овсепян

Тигран Петросян
Тигран Петросян

Фото: Цолак Овсепян

Сос Саргсян
Сос Саргсян

Фото: Цолак Овсепян

Лусине Закарян, Цолак Овсепян и Раиса Мкртчян
Лусине Закарян, Цолак Овсепян и Раиса Мкртчян

Фото: Цолак Овсепян

Вильям Сароян и Цолак Овсепян
Вильям Сароян и Цолак Овсепян

Фото: Цолак Овсепян

Сос Саргсян и Цолак Овсепян
Сос Саргсян и Цолак Овсепян

Фото: Цолак Овсепян


Он фотографировал всемирно известных людей - политиков, деятелей культуры, общественных деятелей, в арабском мире - королевские семьи. Снимал своих знаменитых современников - Джимми Картера, Джона Ф. Кеннеди, Рональда Рейгана, Уильяма Сарояна, католикоса Вазгена I, Армина Вегнера, Костана Заряна, Алека Манукяна, Соса Саргсяна. Американский фотограф Цолак Овсепян прошел всю планету и запечатлел прошедшую эпоху своими знаменитыми портретами.

 

- Вы родились 18 февраля 1918 года в Багдаде, в том же году, когда была провозглашена первая Республика Армении.

 

- Именно. Родился там, где протекают реки Тигрис и Ефрат. И, так как Вы напомнили мне про Багдад, должен сказать, что в 1915 году, когда турки устроили геноцид нашего народа, большинство восточных  армян переехали в Сирию, Ливан, Ирак, в частности, в Багдад, и арабы тогда приняли нас очень, очень хорошо. Я хорошо помню эти годы. В Багдаде проживало 25 тысяч армян, которые занимались строительством и различными ремеслами, учились в национальной школе переводчиков. Во время правления арабского царя Джаза армянам были предоставлены земли в Багдаде, и они начали обустраивать новую жизнь в Ираке, как, собственно, и я.

 

-Вам было сложно наверное?

 

- Ну, так как я фотограф, то со временем получилось завести знакомства с высокопоставленными иракскими чиновниками, в том числе с самим королем. Во время правления Фейсала II я открыл фотостудию. И однажды король пригласил меня к себе во дворец, чтобы сфотографироваться. Спустя некоторое время я уже фотографировал королевские конные соревнования, а иракские министры дали мне паспорт, который позволял свободно путешествовать в любую страну мира. В 1947 году у меня появилась идея переехать и поселиться в Армении, но, по разным причинам, я не довел ее до конца. А два моих брата, которые репатриировались, были сосланы в Сибирь.

 

- Как Вы решили стать фотографом?

 

- Никогда не представлял, что смогу стать фотографом, но так получилось, что нам пришлось открыть фотостудию, и так как я был еще слишком молод, то, чтобы казаться взрослым, я начал носить усы. Почти сразу наша студия, которая открылась в самом сердце Багдада, получила большое признание. Может быть, были фотографы и лучше меня, но наша студия как-то сразу начала активно развиваться. Через некоторое время она стала чем-то вроде закрытого клуба. Каждую пятницу ко мне в студию приходили самые интересные люди города, министры и сам премьер-министр.

 

- А Вы поддерживали связь с Арменией в те годы?

 

- Всегда! Когда я уже переехал в США, мне было достаточно трудно начинать все сначала. Однажды я прочитал объявление в газете: «25 мая 1968 года в Армении будет открыт Сардарапатский мемориал». Тогда я решил поехать в Армению. И я приехал, впервые ступил на армянскую землю. У меня бесконечные воспоминания о том торжественном открытии Сардарапатского памятника, встречах с армянской интеллигенцией и политиками, я все это задокументировал в фотолетописи. Я впервые побывал в Театре оперы и балета, посмотрел спектакль «Ара Прекрасный». Там играл мой хороший знакомый Хорен Абрамян, которого я, кстати, потом тоже фотографировал.  Сейчас, конечно, мне уже трудно приезжать каждый год, но тогда и до недавнего времени я очень часто бывал в Армении.

Рафаель Исраелян и Ара Саргсян на открытии мемориального комплекса Сардарапат Рафаель Исраелян и Ара Саргсян на открытии мемориального комплекса Сардарапат

Фото: Цолак Овсепян

-Можете ли Вы назвать самых известных, по Вашему мнению, людей, которых вам довелось запечатлеть на фотографии?  

 

- Ну, я фотографировал многих всемирно известных людей - политиков, деятелей культуры, общественных деятелей, а в арабском мире - и королевские семьи. Снимал моих знаменитых современников, среди которых король Ирака, королева Ирана, Джон Кеннеди, Рональд Рейган, католикос Вазген I, Уильям Сароян, Джимми Картер, Армин Вегнер, Костан Зарян, Арам Хачатурян, Арно Бабаджанян, и многих, многих других. У меня есть архив просто гигантского масштаба.

 

- Наверняка были случаи, когда у Вас не получалось кого-то сфотографировать?

 

- Да, встречались люди, которые не хотели фотографироваться. Я конечно соглашался с ними, для вида, а потом тайком, неожиданно все равно фотографировал! (смеется – авт.)

Тигран Петросян Тигран Петросян

Фото: Цолак Овсепян

- Я знаю, что Вы близко дружили со многими из Ваших героев, в частности с Уильямом Сарояном, Арно Бабаджаняном, Сосом Саркисяном… Расскажите, как Вы с ними познакомились?

 

- Это верно. Мы были очень близки с Уильямом Сарояном. Помню, однажды мы с друзьями захотели устроить вечер его литературного творчества, но надо сказать, что этот «великан» был очень скромен по жизни. Он был без преувеличения великим писателем, который ввел новое направление в американской литературе, но, в то же время, скромным, очень застенчивым человеком. Он не захотел тогда, сказал, - нет, большое спасибо, я не хочу, чтобы меня лишний раз хвалили. Кстати, за годы жизни я часто видел большую скромность в великих людях. И это делало человека еще более ценным, более великим. Чемпион мира по шахматам Тигран Петросян был одним из таких скромных людей, он очень был похож в этом плане на Сарояна.  А Сарояна я встретил в первый раз во Фрезно, там, где он родился. Как произошло наше знакомство? Сароян дважды приезжал в Армению, и в один из приездов Союз писателей Армении подарил ему ковер, и когда этот ковер доставили в Америку, мы взялись отвезти его во Фрезно, к Сарояну домой. С моим другом Михаилом Минасяном мы поехали из Лос-Анджелеса во Фрезно, чтобы отвезти этот ковер. Помню, он был очень большой и красивый. Мы приехали, расстелили ковер в  комнате и захотели пройтись по нему. Однако Сароян сказал: «Не ходите! Не ходите по нему! Это ковер с моей Родины!». А я решил пошутить и сказал, что чем старее ковер, тем дороже он будет стоить, когда по нему пройдешься. С того дня началась наша дружба и с того времени, когда из Армении приезжали музыкальные, литературные или культурные коллективы, Сароян всегда участвовал в наших вечерах.

Вильям Сароян и Цолак Овсепян Вильям Сароян и Цолак Овсепян

Фото: Цолак Овсепян

Арно Бабаджанян был замечательным, очень большим человеком, величиной, как и Арам Ильич Хачатурян, очень патриотичным. Однажды Арно приехал в Америку, и мы с друзьями повезли его в Лас-Вегас, отдыхали там несколько дней, все, как положено. Уже на обратном пути Арно сказал, что да, я в восторге, слов нет, но моя Армения другая.

Арно Бабаджанян Арно Бабаджанян

Фото: Цолак Овсепян

Что касается Соса, то я даже не знаю, что рассказать о нем. Столько всего есть вспомнить… Сос был моим другом, моим братом, моим отцом, он был без преувеличения наделен божественной благодатью. Наша с Сосом дружба началась с идеологической и переросла в братскую, мы провели вместе много счастливых минут. Перед смертью Сос успел написать предисловие к моему 100-летнему юбилейному альбому, где он рассказывает о нашей более чем 40-летней братской дружбе. Именно благодаря этим великим людям я живу, они давали мне силы, помогали мне в каждом вопросе, всегда душой были рядом со мной несмотря на разделяющие нас километры.

Сос Саргсян Сос Саргсян

Фото: Цолак Овсепян

- Ваша любимая еда - летняя толма, верно? Кто для Вас готовит толму в Америке?

 

- Ах, это исторический вопрос, на самом деле. У меня были здесь подруги, которые готовили для меня, но должен сказать, что это не то же самое, что я ел в Армении. А лучшую летнюю толму в Армении я попробовал  в доме одного из моих друзей - Григоряна Арама. Его мама готовит очень вкусно, я до сих пор помню вкус этой долмы.

Сос Саргсян и Цолак Овсепян Сос Саргсян и Цолак Овсепян

Фото: Цолак Овсепян

- Вы любите повторять фразу: «Все пошли за деньгами, а я пошел за женщинами». Не могли бы Вы ее прокомментировать?

 

- Да-да, это довольно интересная история. Одно время редакции Horizon News и Asparez News находились в одном здании, и мы с друзьями открыли «Вернатун», соответственно, на втором этаже, как в свое время это сделал великий Туманян. В один из дней, во время обеденного перерыва, мы сидели и разговаривали с друзьями, и каждый говорил о себе. Один из моих друзей, который был родом из Арцаха, рассказал, как они с друзьями создали оркестр и ездили по Москве, заработали на этом хорошие деньги. Другой, который был из Тегерана, рассказал свою историю о том, что повидал много трудностей, когда переехал в Америку, но теперь хорошо зарабатывает. Подошла моя очередь, я сказал, что мол, дорогие друзья, если честно, было много всего - и хорошего, и плохого, но вот сейчас мои карманы пусты. Во время этого разговора Алиса Петросян, наш комментатор новостей, сказала из соседней комнаты: «Товарищ Цолак, товарищ Цолак, позвольте мне сказать, почему Ваш карман пуст». Я спросил: «И почему же?» Она ответила: «Все пошли за деньгами, а вы пошли за женщинами». Мы все засмеялись, но на самом деле она была права, поскольку все четверо моих друзей, которые сидели тогда со мной, стали миллионерами. Прошли годы и, к сожалению, всех четверых сегодня уже нет с нами.

Лусине Закарян, Цолак Овсепян и Раиса Мкртчян Лусине Закарян, Цолак Овсепян и Раиса Мкртчян

Фото: Цолак Овсепян

- Можно ли сказать, что это один из секретов Вашего долголетия?

 

- Позволь мне открыть тебе свой секрет. Ну, конечно, не без женского пола, но в первую очередь это мои друзья, мое дружелюбие и искренность, наличие положительных эмоций. Это не я сказал, что все болезни от нервов, это действительно так, и ни в каком возрасте не надо об этом забывать. В моем случае это также увлечение идеей, работой, моей Родиной. Я 87 лет являюсь членом партии «Дашнакцуцюн», старался и стараюсь по мере сил быть полезным Родине и нашему народу. Каждый год, до недавнего времени, сначала во Франции а потом и в Армении я посещал могилу полководца Дро, одного из моих лучших и настоящих друзей, который придал мужественность армянскому народу в трудные для него времена. Я вел и веду активную деятельность, и у меня просто не остается времени даже думать о чем-то неприятном. А в прошлом году я пошел сдавать экзамен на продление водительского удостоверения. Бумагу дали аж до 2031 года. Теперь хочешь, не хочешь, а придется моим родным еще столько меня терпеть, не буду же я подводить штат Калифорния (смеется – авт.).

Гурген Яникян Гурген Яникян

Фото: Цолак Овсепян

- А как вы познакомились с Вашей супругой?

 

- Довольно оригинально. Я младший из пяти братьев, был очень активным и непослушным, со школы до самой моей свадьбы. Тогда я был в Багдаде, где уже открыл свою студию. Однажды позвонила мне женщина от имени дальней родственницы, сообщила, что ее дочери предстоит сдавать государственный экзамен на степень бакалавра в иракском университете, и попросила меня отвезти ее дочь, так как в то время по утрам всегда сложно было доехать на транспорте куда-то. На самом деле, возможность помочь была невероятной радостью для меня. Утром я поехал, забрал ее, а по дороге подвез, кстати, еще одну девушку, ее подругу. Через семь дней я влюбился и прямо по дороге в машине сказал, что хочу на ней жениться.  И ей повезло - мы поженились.

Грайр Марухян Грайр Марухян

Фото: Цолак Овсепян

- Очень интересная история. Однако я слышал, что есть еще одна история, которая связана с песней, ставшей судьбоносной в Вашей семейной жизни. Расскажете об этом?

 

- Итак, мы с Гоар поженились и построили двухэтажный дом на берегу Тигра, где наша спальня находилась на втором этаже. Также следует отметить, что рядом с кроватью у меня стояло радио, настроенное на частоты армянских радиостанций, я старался всегда быть на связи с Арменией, хотя бы посредством радио, если других возможностей на данный момент не было. И вот в какой-то момент я стал замечать, что по утрам просыпаюсь с заложенным носом, с симптомами начинающейся простуды, и обратил внимание, что в спальне открыты оба окна, хотя перед сном я обычно открывал одно. Оказалось, что второе окно открывала жена, в результате получался сквозняк, который и был причиной моих недомоганий. Я попросил Гоар не открывать второе окно, она вроде бы согласилась. На следующий день я рано лег спать, сделал вид, что читаю, но следил, что она собирается сделать, она разделась и снова открыла второе окно. В этот момент я очень серьезно разозлился и сказал, что она утром соберется и поедет к маме, выключил свет, чтобы мы оба не могли читать. Она пришла в постель, я сказал, что более между нами никаких отношений, конец.

Геворг Эмин Геворг Эмин

Фото: Цолак Овсепян

Во время последнего, как мы оба думали, в нашей совместной жизни разговора вдруг по радио зазвучала песня «Цолак джан, не грусти и наладь отношения с женой твоей» в исполнении Рози Армен. Эта песня и помирила нас. Много лет спустя, когда я был во Франции, я встретился с Рози Армен и поблагодарил ее за то, что она не дала развалиться нашему браку.

Агаси Айвазян Агаси Айвазян

Фото: Цолак Овсепян

-Чем бы Вы хотели поделиться, передать подрастающему поколению?

 

- Давайте сначала про профессию. Кстати, все что я скажу, вполне относится ко всем профессиям. Чтобы стать хорошим специалистом, например, фотографом, недостаточно просто выучиться фотографировать, это должно идти изнутри, нужно иметь большую любовь к искусству, к своему ремеслу. А в первую очередь вы должны быть честными. Следует побеседовать с человеком, понять личность, душу, а затем только попытаться его сфотографировать, и тогда полученный результат сможет удовлетворить вас. То же самое относится и к жизни вообще. Честность - это ключ к успеху в любом начинании! Молодежь, будьте честны! Нет в жизни большей ценности, чем честность и искренность. Надо быть чистыми, открытыми сердцем, без задних мыслей, радоваться успехам других. Я никогда не принимал ложь в дружбе. Ложь - непростительный поступок в дружбе и в целом в жизни, но особенно - в близких отношениях. Помогайте друг другу, будь то врач или фермер, министр или токарь, все должны помогать друг другу в равной степени, и главное - быть патриотами, оставаться армянами всегда и везде, особенно на чужбине, это очень важно.

Эдвард Исабекян Эдвард Исабекян

Фото: Цолак Овсепян

Я сказал, что стараюсь не думать о плохом, но я не могу не думать и не говорить о последней войне в Арцахе. Мое сердце разрывается на части, я чувствую стыд и вину. Много лет назад разрушили мою родину, мой прекрасный Багдад, а теперь разрушают Армению, и я ничего не могу сделать. Однако я уверен, что так не может долго продолжаться, я уверен, что настанет и час возмездия. Возможно я не увижу его, но конец этой антинациональной, откровенно протурецкой вражеской политике придет очень скоро.

 

С Цолаком Овсепяном побеседовал Гор Григорян.

Фотографии – из личного архива Цолака Овсепяна.

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.

Выбор редактора