Без «измов», но с демократией? - Mediamax.am

Без «измов», но с демократией?
8056 просмотров

Без «измов», но с демократией?


Представители действующих властей в большинстве своих интервью и на международных площадках активно подчеркивают, что прошлогодние события способствовали установлению истинной или подлинной демократии в стране. Именно этот товар лидирующая политическая сила, старательно отрицающая «измы», пытается продать на внутреннем (успешно) и внешнем (менее успешно) рынках. И проблема даже не в том, что подобной скорости достижения демократии позавидовали бы многие, включая Соединенные Штаты или Францию. Тут немного другое, а если быть точнее -  абсолютное непонимание нюансов столь сложного и противоречивого феномена, как демократия. Со времен Платона исследователям по всему миру не удается выработать единое определение данного понятия и выделить систему принципов, которые его образуют. Был ли, к примеру, Советский Союз демократией? Кто-то ответит отрицательно, называя СССР «империей зла» или «тюрьмой народов», но ведь именно большевики покончили с элитарной монархией и установили диктатуру рабочих и трудящихся, что многими учеными определяется, как высшая форма демократии. 

 

Будем ли мы относить к демократиям Германию 30-х годов, где по воле большинства рейхсканцлером был избран человек, который начал кровавую мировую войну и уничтожил шесть миллионов евреев? Отцы-основатели американского государства, следуя заветам Монтескье, говорили о том, что все люди рождены равными, и именно народное большинство является единственным источником власти. Парадоксально, но даже такие яростные борцы за свободу и равенство, как Джордж Вашингтон, Джеймс Мэдисон и Бенджамин Франклин до конца своих дней держали рабов и оставили их своим потомкам, не желая даровать слугам свободу. Мэдисон, последовательно отстаивавший тезис о первичности интересов неорганизованного большинства, все же пришел к выводу, что народ, поддающийся эмоциям и чувствам, может сделать ошибочный выбор. Именно поэтому в Соединенных Штатах демократия проявляется по-разному: голос отдельного гражданина определяет выбор губернатора или сенатора, но не президента, которого избирает коллегия выборщиков. Не говоря уже о том, что техасское видение демократии будет серьезно отличаться от калифорнийского.    

 

Эти и другие многочисленные примеры показывают противоречивую многообразность демократии. Упрощение многих важных понятий часто не позволяет прочертить необходимые между ними границы. На мой взгляд, демократию нельзя сводить исключительно к узкой политической форме и способу реализации власти. Подлинная демократия – это бесконечный процесс развития нации и ее государственных институтов. Было бы крайне самонадеянным и непростительным считать, что армянский народ успел за год сотворить невиданное в человеческой истории чудо – познать себя, выявить свои сущностные проблемы и разработать механизмы по их решению. Если мы отойдем от эмоциональной составляющей и перестанем всерьез воспринимать технологии постмодернистского популизма, то поймем, что наш ценностно-политический кризис имеет более глубокие корни и начался задолго до появления сегодняшней Республики Армения. Все системные проблемы, раз за разом уничтожавшие армянскую государственность, мы привыкли перекладывать на собственных правителей или на внешние силы. 

 

Самокритика с целью выявления своих критических недостатков в нашей среде крайне непопулярна. Однако именно это качество, по моему мнению, является ключевым элементом истинной демократии. Америка, которую часто называют «маяком демократии» и лидером «свободного мира», до сих пор не может с такой уверенностью заявить об установлении подлинной демократии. К отмене рабства они пришли спустя 89 лет после принятия Декларации о независимости, а с расовой сегрегацией удалось справиться лишь к 80-м годам XX века. Однако подобный прогресс был бы невозможен без самосовершенствования американской нации, которая прошла через братоубийственную Гражданскую войну. Изменения давались нелегко, и они совершенно точно не могли произойти, если бы в свое время Вашингтон или Линкольн заявили о достижении демократии, а Адамс (вице-президент при Вашингтоне) и Джонсон (при Линкольне) смело и безапелляционно подчеркнули, что именно Америка, а не условная Франция является «бастионом демократии в мире»

 

Представители элиты, которые так любят цитировать Аристотеля, должны также прислушаться к одному из важнейших его тезисов о том, что «во многих местах государственное устройство в силу тамошних законов не демократическое, но является таковым в силу господствующих обычаев и всего уклада жизни». Кастовая система в Индии противоречит демократии? Француз и американец, являющиеся демократами по шаблонной форме, назовут это диким пережитком и нарушением прав, а истинные демократы скажут, что это - историческая особенность, сохранение и исчезновение которой зависит от готовности их общества прогрессировать далее или консервировать себя. Но для понимая того, какая демократия нужна твоей стране необходимо иметь те или иные ценностные и идеологические установки, которые всегда выражаются в «измах». Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху является лидером правоцентристской партии «Ликуд» (национал-либерализм), Дональд Трамп – республиканец, реализующий на практике идеологические подходы джексонианства (национализм, протекционизм), а Барак Обама из Демократической партии был сторонником подходов неолиберализма. Нынешний глава Белого дома видит демократию в необходимости строительства стены на границе с Мексикой и запрета на въезд в Штаты представителям ряда ближневосточных государств. При этом его предшественник считал, что реализация принципов демократии лежит через массовую амнистию иммигрантам и принятие федерального закона о регистрации браков представителей нетрадиционной сексуальной ориентации. 

 

Иными словами, «измы» - это жизненно важные ориентиры, по которым гражданин должен определиться со своим выбором. Александр Гамильтон подчеркивал, что стирание идеологических концепций приводит к диктату отдельной личности (становится ориентиром) или узкой группы влияния, которая предлагает субъективную веру вместо конкретных идей. Является ли политизация выбора того же члена в Конституционный суд признаком подлинной демократии? Сомнительно, учитывая, что ранее президент Армен Саркисян, которого сложно назвать антигосударственным коррупционером с замашками тирана, выдвигал пять разных профессиональных кандидатов (не имевших никакой политической аффилиации с прежним руководством), которые были блокированы партией большинства. Почему? Их устраивал только свой кандидат, а не человек, который был бы далек от политических интриг и занимался служением закону. Демократия – это последовательная вера в непоколебимые принципы, которые нельзя положить в карман и доставать лишь в удобных случаях. 

 

На мой взгляд, хуже тирании может быть лишь избирательная демократия. Тирания вредна и порочна по своей форме, но честна и прозрачна в своем проявлении, а избирательная демократия лицемерна. Провал прошлых властей был связан не только с социально-экономическими проблемами (коррупция, кумовство и прочее), но и с полным отсутствием понимания, какими инструментами строить государство и из каких материалов лепить политическую нацию. Люди перестали верить, не видели выхода в конце тоннеля и пошли за теми, кто немного приподнял люк, впустил луч света, вернув надежду на изменения. Однако природа власти подобна болотной трясине, а человек есть создание из субъективных характеристик, который не может не ошибаться и поддаваться тем или иным соблазнам. Джордж Вашингтон был не против примерить корону первого властителя Соединенных Штатов, и на тот момент герой Войны за независимость имел бы поддержку большинства. Однако, понимая свой долг перед нацией, он согласился с идеологами, что важно заложить первый камень в новую систему, которая воспитает качественного американца, верящего своей стране и гордящегося ею.    

 

Гениальный Мэдисон любил повторять, что «если бы люди были ангелами, правительство было бы не нужно, а если бы людьми управляли ангелы, был бы не нужен какой-либо контроль над правительством». Чтобы избежать ошибок прошлого, трансформировать народ в нацию и поставить ее на государственные рельсы, необходимо начать процесс формирования системы сдержек и противовесов, которая заставит со временем всех и каждого склонить головы перед диктатом закона – главным спутником подлинной демократии. Сделать это не так уж и сложно, учитывая, что главные «измы» передаются нам испокон веков – патриотизм, единизм и интеллектуализм.  

 

Арег Галстян – кандидат исторических наук, постоянный автор/эксперт журналов The National Interest, Forbes, The Hill и The American Thinker. 

 

Высказанные в колонке мысли принадлежат автору и могут не совпадать с точкой зрения Медиамакс. 

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.




Выбор редактора