exclusive
31142 просмотров

Фонтаны и родник на площади: живая история

Сегодня расскажем о фонтанах на площади, известном роднике, а также о строениях, обнаруженных несколько лет назад под площадью.

Фото: неизвестный автор.

Фото: из архива А. Абрамяна.

Фото: неизвестный автор.

Фото: Арарат Гарибян.

Фото: неизвестный автор.

Фото: неизвестный автор.

Фото: неизвестный автор.

Фото: неизвестный автор.

Фото: неизвестный автор.

Фото: неизвестный автор.

Фото: неизвестный автор.

Фото: из архива А. Абрамяна.

Фото: Фотолур.

Фото: Фотолур.

Фото: Фотолур.

Фото: Фотолур.

Фото: Фотолур.

Фото: Фотолур.

Фото: Фотолур.

Фото: Айк Бианджян.

Фото: Айк Бианджян.

Фото: Айк Бианджян.

Фото: Айк Бианджян.

Фото: Айк Бианджян.

Фото: Айк Бианджян.

Фото: Айк Бианджян.

Фото: Айк Бианджян.

Фото: Айк Бианджян.

Фото: Айк Бианджян.

Фото: Фотолур.

Фото: Фотолур.

Фото: Фотолур.

Фото: Фотолур.

Фото: Фотолур.

Фото: Сурен Манвелян.

Фото: Сурен Манвелян.

Фото: Сурен Манвелян.

Фото: Сурен Манвелян.

Фото: Сурен Манвелян.

Фото: Сурен Манвелян.

Фото: Сурен Манвелян.

Фото: Сурен Манвелян.

Фото: неизвестный автор.


В специальном проекте «Ереван.XX век» мы вновь обращаемся к площади Республики. Мы уже рассказывали о памятнике Ленину и о главной елке страны. Сегодня расскажем о фонтанах на площади, известном роднике, а также о строениях, обнаруженных несколько лет назад под площадью.

Марк Григорян (BBC), специально для Медиамакс

Историю бассейна на площади Республики, наверное, нужно начать с одного очень важного идеологического спора, проходившего в конце 20-х-начале 30-х годов прошлого века.

Полем этого спора была архитектура. Собственно, в те годы полем идеологических боев было все, что только возможно, и в том числе, конечно, искусство. Поэты, писатели, художники, скульпторы, композиторы и архитекторы пытались понять, как лучше всего выразить, передать, показать новую энергию рабочего класса, пришедшего к власти – пока что только в одной «отдельно взятой» стране – но стремительно идущего к победе мировой революции. И ставка в этих дебатах была высока: победители признавались творцами «истинного социалистического искусства».

В Армении столкнулись два основных понимания того, с какой архитектурой идти республике в будущее, какими будут его эстетика и символика.

Что интересно: оба понимания шли из России. Таманян, как известно, приехал в Армению из Петербурга, а лидеры его эстетических и идеологических соперников – из Москвы. Это были архитекторы, представлявшие новое революционное течение – конструктивизм.

Его теоретики говорили о необходимости организовывать пространство жизни, а не украшать его. Ну а то, как здания будут выглядеть, не столь уж и существенно. Нет, это конечно, важно, но их вид должен был отображать внутреннюю сущность здания. Планы построек должны быть рациональными, а строительство типизировано и индустриализировано.


В прошлом на месте площади Республики были такие строения.
Фото: Фотолур.

В творчестве конструктивистов видна бьющая ключом молодая энергия юного мира. Архитекторы Каро Алабян и Микаэл Мазманян привезли из Москвы частицу этой энергии. К ним присоединились Геворк Кочар, Ованес Маркарян, Арсен Агаронян… Это было течение, полностью направленное в будущее, в завтрашний день, когда будет построено светлое здание социализма и все трудящиеся будут счастливы и веселы.

И если течение конструктивизма было по своей сути революционным, то второе, представленное Таманяном, было, безусловно, эволюционным. Академик архитектуры исповедовал ту самую «художественную деятельность искусства», которую отрицали конструктивисты.

Идеологические споры и битвы вокруг творческого метода, который должен был стать главным в Ереване, шли нешуточные. Они не только выливались на страницы газет, но и выплескивались на улицы – студенты выходили на демонстрации против «церковной» архитектуры, которую, с точки зрения их лидеров, исповедовал Таманян.

Они непосредственно коснулись застройки главной городской площади, которая сейчас называется площадью Республики в 1931 году, когда был объявлен конкурс на проектирование Дворца труда. Он должен был встать как раз на месте, где сейчас находится бассейн.

Участвовать в этом конкурсе Таманян не собирался. Но его очень настойчиво упрашивал мэр Еревана и его политический покровитель Арамаис Ерзинкян. После долгих уговоров академик сдался. Но проектировал он это здание не в одиночку, а с соавтором, которым попросил стать своего молодого помощника – Марка Григоряна, то есть, моего деда.

Их проект был готов в срок, выставлен для просмотра и… раскритикован в пух и прах. Но, видимо, дело было не в достоинствах или недостатках собственно проекта, а в личности Александра Таманяна. Вот что писал мой дед в своих воспоминаниях о Таманяне (они не опубликованы, я цитирую по машинописи, хранящейся в моем архиве):


В прошлом отсюда начиналась территория площади Республики.
Фото: Фотолур.

«…конструктивисты выступали с тенденциозной «критикой», начисто отрицающей все произведения А.И. Таманяна. Вспоминаю демонстрацию некоторых студентов, которые несли [плакат, на котором был] перечеркнутый накрест фасад Театра. Проект Дворца труда А.И. Таманяна и М. Григоряна, представленный среди других конкурсных проектов на общественный просмотр в Политехническом институте, был встречен бурей выступлений, отрицающих все его архитектурные достоинства…»

Но он все же занял второе место в конкурсе и вместе с победителем – проектом Кочара, Мазманяна и других - был отправлен в Тбилиси, где Совпроф Закавказской Федерации должен был вынести окончательный вердикт. Авторы поехали в столицу Грузии, где и состоялось обсуждение.

«"Критические” нападки на наш проект со стороны грузинских конструктивистов по резкости выражения и легкости опорочивания нисколько не уступали армянским коллегам. Так, один молодой архитектор сказал, что А.И. Таманян под видом скульптур рабочих и крестьян на фасаде здания изобразил ангелов, что идея архитектуры этого здания реакционная, чуждая и т.п.».

Конечно, в годы советской власти это было страшным обвинением.

«…Это был не конкурс проектов, а, скорее, один из эпизодов острой борьбы направлений, – писал дальше мой дед. – Обсуждения проектов и их объективного сравнения не было».

В итоге премия была присуждена конструктивистам. И я продолжу цитировать воспоминания Марка Григоряна-старшего.

«Однажды, уже поздно ночью, в мастерскую, где кроме А.И. Таманяна и меня никого не было, пришел А.А. Ерзинкян. Мне пришлось тогда стать невольным свидетелем того, как Александр Иванович выразил свое возмущение всем ходом конкурса. «Ты втянул меня в этот конкурс, – говорил Александр Иванович в сердцах, – ты заставил меня выносить унижение перед невеждами!» Арамаис Артемьевич, как мог, успокаивал рассерженного А.И. Таманяна, просил не обращать внимания, не переживать, но Александр Иванович пока не излил все, что накопилось на душе, не успокоился».

Видимо, не без влияния Таманяна, Дворец труда, спроектированный группой молодых конструктивистов, не был построен. В архиве деда была фотография проекта Дворца труда, выполненная Таманяном и Григоряном. Много лет назад я отдал ее одному из известнейших специалистов по советской армянской архитектуре. Больше я ее не видел.

Не могу сказать точно – у меня здесь, в Лондоне, нет материалов – но предположу, что история с конкурсом могла сыграть роль в том, что Таманян стал задумываться: а стоит ли вообще на этом месте ставить какое-либо здание?

Так или иначе, место долго оставалось пустым. В одном из вариантов планировки площади там, где сейчас тротуар перед бассейном, прямо по центральной оси должен был стоять памятник Ленину.


Фото: Фотолур.

Споры о том, где быть памятнику разгорелись в 1937-38 годах, когда проходил всесоюзный конкурс на постройку памятника. Сторонники идеи установки памятника на северной стороне площади говорили, что фигура вождя должна стоять так, чтобы ее освещало солнце. А противники, в том числе, и мой дед, утверждали, что если фигура вождя мирового пролетариата будет стоять перед зданием, то на фоне фасада не будет выглядеть так величественно, как подобает великому Ленину.

Правда, как утверждал мой дед в книге «Площадь Ленина в Ереване», были еще два аргумента: во-первых, под памятником должна была располагаться трибуна, стоя на которой вожди должны были принимать парады. А ставить вождей лицом к солнцу было бы не очень хорошо. А во-вторых, еще с конца 20-х годов в южной части будущей площади стоял обелиск с надписью: «Здесь будет памятник вождю Великой Октябрьской социалистической революции…».

Не знаю, существуют ли фотографии этого обелиска, но все же, могу предположить, что споры стали бессмысленными, когда партийный руководитель республики Григорий Арутинов (Арутюнян) распорядился поставить памятник там, где он и стоял до 1990 года. То есть, на южной стороне площади.

Фото: Фотолур.

В пользу моего предположения говорит то, что Арутинов обращал большое внимание на строительство главной площади Еревана. И именно ему мой дед приписывает идею построить бассейн. Вот как он описывает это в воспоминаниях, опубликованных в Ереване в 2000 году. Цитирую по машинописи:

«Постройка этого бассейна сначала не предвиделась. Идея возникла у Г.А. Арутюняна, и вот каким образом. Задолго до окончания войны у нас показывали документальный фильм «Иран», снятый советскими операторами. Среди прекраснейших кадров этого фильма были и зеркала огромных бассейнов, сооруженных перед общественными зданиями и мечетями. Зная, что в старом Ереване не только перед мечетями, но и во дворах перед жилыми домами находились увлажняющие воздух бассейны, Григорий Артемьевич убедился, что открытая большая общественная площадь также должна иметь обширный бассейн».

Дальше было просто. Арутинов дал задание главному архитектору Еревана построить там бассейн. Что и было выполнено. В 1953 году на площади появился бассейн с фонтанами, авторами которого стали Марк Григорян и Эдвард Сарапян – его верный помощник, друг и соавтор.


Графика: Арарат Гарибян.

На этом архитектурную историю бассейна можно заканчивать. Правда, вспоминается мне статья, опубликованная в середине или в конце 80-х годов в газете «Хорурдаин Айастан». Ее автор, один из известных архитекторов, предлагал перенести памятник Ленину на северную сторону площади. А для того, чтобы к фигуре вождя можно было пройти по прямой от входа в картинную галерею, разделить бассейн на две части, устроив между ними узкую (а может, и не такую уж и узкую) тропку – прямо от музеев к вождю.

Слава Богу, эта идея не была осуществлена.



Хочу верить, что и другие идеи, связанные с перестройкой площади, тоже не будут осуществлены, потому что архитектура площади Республики – это наша история. А мне всегда казалось, что к истории надо относиться бережно.

Вдова Абрама Абрамяна Лариса Абрамян: мы были словно в сказке

Мой муж был радиотехником и часто пытался синтезировать свет и музыку, это было его хобби. Когда мы переехали из Харькова в Ереван, муж начал заниматься художественным освещением памятников столицы. Затем он собрал группу молодых специалистов, вместе с которыми разработал проект «Поющих фонтанов» Главной площади Еревана.


Абрам Абрамян.
Фото – из архива А. Абрамяна.

Команда работала над реализацией проекта «Поющих фонтанов» около трех лет. Я присутствовала на открытии: мы словно были в сказке, до этого никто никогда не видел ничего подобного. Было такое впечатление, что я сама подпрыгиваю с каждой струей. 

В 1978-м году команду Абрамяна наградили Государственной премией Армянской ССР в сфере науки и техники. 

Позже был разработан проект фонтанов для площади Спандаряна на «Третьем участке». Мой муж также разработал проект светового органа для Дома камерной музыки. 


Фото: из архива А. Абрамяна.

После открытия «Поющих фонтанов» команда моего мужа получила заявки из различных республик СССР. Благодаря непосредственному участию армянских инженеров в течение нескольких лет «Поющие фонтаны» были открыты в Батуми, Москве, Сочи, Харькове. Были заявки и из Франции.

В 1976-м году действующая модель «Поющих фонтанов» была представлена на выставке в Буэнос-Айресе.



Отрывок из интервью с А. Абрамяном (газета «Политехник», 20.04.1974թ. )

Ереванские цветомузыкальные фонтаны построены в честь 50-летия образования Армянской ССР и Компартии Армении по решению исполкома Ергорсовета.


Фото: из архива А. Абрамяна.

Они с первых же дней завоевали большую популярность и район фонтанов на площади им. Ленина стал любимым местом вечернего отдыха ереванцев. Здесь всегда многолюдно.

Сюда по вечерам приходят тысячи жителей города, советские и иностранные туристы,чтобы послушать любимые мелодии, полюбоваться причудливой «пляской» поющих фонтанов.

Принцип работы фонтанов следующий: музыкальная программа заранее записывается на магнитную ленту. Далее с помощью электрических фильтров звуковые частоты разбиваются на три диапазона. Каждый из них имеет свой цветовой канал подсветки и канал автоматического управления фонтанами. Мелодия,таким образом, как бы управляет окраской, яркостью освещения, высотой струй непрерывно и синхронно с музыкой. Аппаратура сложная. Для того, чтобы создать нужный эффект, нам пришлось использовать достижения радиоэлектроники, автоматики, светотехники, электроакустики.


Фото: из архива А. Абрамяна.

В проектировании фонтанов участвовала группа специалистов под моим руководством, сформированная из работников различных проектных и научно-исследовательских организаций города. В нее входили инженеры Ю. Казарян (Армглавэнерго), А. Кажоян (Ереванпроект), С. Саркисян (ВНИИ), Р. Мирзоян, А. Егиян (ВНИКЭ) и другие.

В разработках радиотехнической части, в монтаже системы освещения и звука приняли участие коллектив кафедры радиотехники и студенты нашего института. Активное участие приняли также сотрудники «Армэлектросвета» и многих других организаций.


Фото: из архива А. Абрамяна.

В Советском Союзе цветомузыкальный фонтан был впервые построен в городе Ереване. В других городах Союза таких нет. За рубежом, насколько мне известно, имеются три цветомузыкальных фонтана, построенных французами (в Нью-Йоре, Касабланке и вблизи Парижа). Однако принцип их работы иной. В этих системах управление цветами и фонтанами ведется не от музыки, а от импульсов тока, заранее записанных на второй дорожке магнитной ленты. Такая система менее удобна и требует предварительной записи импульсов композитором.

Имеется решение исполкома Ергорсовета о постройке второго фонтана до 1975-го года на площади Спандаряна. По архитектурно-художественному замыслу он отличается от фонтана на площади Ленина. Архитектурная часть фонтанов на пл. Спандаряна остается почти неизменной, а форма фонтанов и техника подсветки здесь будут иными. Вокруг фонтанов будут размещены скамейки, а для слушателей организованы музыкальные вечера, посвященные творчеству того или иного композитора в сопровождении ведущего музыковеда.

Абрам Демирчян: каждый вечер люди спешили на площадь

Я занимаюсь эксплуатацией фонтанов около 40 лет, с 1971 года, когда по проекту профессора Абрамяна действующие фонтаны начали «петь».

Тогда это было совершенно новым явлением, в те годы площадь была переполнена, даже в рабочее время. Каждый вечер люди спешили на площадь, чтобы расслабиться.

Фото: Фотолур.

В советские годы фонтаны работали с начала апреля до 29 ноября – день установления советской власти. Сегодня фонтаны прекращают работать с начала ноября, однако работают до 00:00, (раньше работали до 22:30).


Фото: Александр Тягны-Рядно.

Плавать в бассейне никогда не разрешали. Несмотря на это, в летние месяцы в советские годы часто можно было увидеть детей, плескающихся в воде. Сегодня плавать в бассейне строго запрещается, так как фонтаны находятся под напряжением в 380 вольт. Раньше напряжение было 24 вольт и даже в случае удара током серьезные проблемы исключались. 



Лиана Кюркчян: отец разработал несколько вариантов мозаики

Мой отец разработал несколько вариантов мозаики для площади Республики. По одному из вариантов, мозаика должна была полностью покрыть площадь, однако это было бы очень дорогим удовольствием. Кроме того, мозаика на проезжей части
очень скоро утратила бы свой первоначальный вид. 


Эскизы Степана Кюркчяна.
Фото: из архива С. Кюркчяна.

Степан Кюркчян хотел оформить подземную урбанизацию площади. Планировалось опустить мозаику вниз с нынешнего уровня, а пешеходы благодаря подземным переходам могли бы выходить на параллельных улицах и продолжать свой путь. В подземной части могли бы быть торговые точки, кафе.  

Этот проект не был реализован, так как в ходе работ по благоустройству площади в подземной части нашли несколько сводов.

Кроме мозаики, по проекту Кюркчяна были также благоустроены тротуары площади, установлены новые фонари. 

Сотрудники отдела средневековой археологии Института археологии и этнографии НАН Армении Агавни Жамкочян и Фрина Бабаян

Агавни Жамкочян

В 2003-ом  году на территории площади Республики Еревана велись строительные работы по благоустройству. После снятия верхнего асфальтированного слоя площади открылись глубокие котлованы, остатки каменных стен, обработанные плиты из черного и красного туфа, черепицы, обломки глиняных тар, трубопроводы из туфа.

Наша группа выполнила раскопки на месте, но успела исследовать только три из открытых котлованов.


Фото: Айк Бианджян.

В результате раскопок были найдены подвальные этажи зданий, сохранившиеся под площадью и близлежащих улицами. В результате работ по благоустройству в центре площади была выстроена мозаика, а найденные нами развалины были покрыты землей и песком. Эти постройки представляют важнейший период строительного искусства, которое мало исследовано.

Фрина Бабаян

Когда мы нашли постройки в подземной части площади, то всячески боролись, чтобы их не покрыли песком, и мы продолжили бы раскопки. Однако работы по благоустройству площади выполнили так быстро, что нас никто не послушал. Только сказали, что закрывают эти территории, оставляя их будущим поколениям.
Однако и сегодня мы уверены, что эти территории можно было не закрывать, а использовать по назначению. Вместо мозаики, которая дорого стоила, можно было бы создать подземный вход с площади, который бы подвел к нижнему этажу, это бы заинтересовало туристов.


Фото: Айк Бианджян.

Мы можем четко сказать, что найденные на площади постройки являются подвалами тех зданий 17-го века, которые описал французский путешественник Жан Шарден. Это доказывает, что в 17-18 вв. Ереван не был случайным городом, а торгово-экономическим центром.  

Сегодня археологи обеспокоены тем, что в случае продажи здания МИД на территории площади могут снова начаться строительные работы, которые повредят подземные постройки.  

Руководитель аппарата президента Армении Виген Саргсян:
как были восстановлены «поющие фонтаны»

Летом 2006-го года мы с семьей  отдыхали в Батуми и были очень впечатлены недавно установленными там поющими фонтанами. Однако, вместе с чувством восхищения я испытал также некоторую горечь, поскольку в свое время наши «поющие фонтаны» были первыми на территории СССР. Люди специально приезжали в Ереван, чтобы увидеть знаменитые фонтаны на площади Ленина. 



В то время я был помощником второго президента Армении Роберта Кочяряна. После возвращения из Батуми я поделился своими впечатлениями с президентом и предложил реконструировать фонтаны на главной площади, которые долгое время не функционировали. Президент одобрил мою идею и поручил изучить возможности установления новых фонтанов. В результате мы вышли на связь с французской компанией «Акватик шоу интернейшнл», которая занималась  батумским фонтаном.

Виген Саргсян.
Фото: Медиамакс.

Из «Акватик Шоу» нам ответили, что с удовольствием приедут и изучат наши фонтаны, но предупредили, что имеют в своем портфеле большое количество заказов. Это означало, что фонтаны на главной площади Еревана  «запоют» в лучшем случае через год.

Это был конец марта 2007-го. В сентябре того же года планировались празднования по случаю 16-летия независимости Армении, кроме того, на площади должно было состояться торжественное закрытие Года Армении во Франции и мне очень хотелось, чтобы открытие фонтанов состоялось именно в этот день.


Фото: неизвестный автор.

В Ереван прибыл директор «Акватик Шоу», и мы договорились встретиться с ним утром в кафе гостиницы «Армения Мариот». Во время нашей беседы я заметил, что мой собеседник восхищенно осматривает площадь Республики. «Мы устанавливали фонтаны во многих городах, но никогда не работали в рамках подобного архитектурного ансамбля. Думаю, что ереванские фонтаны станут одними из самых красивых», - сказал он и пообещал сделать все возможное для того, чтобы наши фонтаны были готовы в желаемый срок.

Когда процесс начался, ко мне пришли трое членов авторской группы, проектировавшей старые фонтаны. Они были возмущены, говорили, что не позволят «разрушить» фонтаны… После долгой беседы мне удалось убедить их что мы, наоборот, хотим улучшить старую версию и их помощь будет очень ценной. В результате, эти люди стали важной частью нашей команды.


Фото: Александр Тягны-Рядно.

В советские годы техническим обслуживанием фонтанов занимались два человека, которые также были обеспокоены предстоящими переменами. Им казалось, что в случае применения компьютерной техники их услуги более не понадобятся. Но по сей день за работу фонтанов отвечают те же люди.

При установке фонтанов французская компания предлагала нам готовую музыкальную программу, но мне хотелось, чтобы в репертуаре обязательно присуствовали армянские мелодии. Таким образом, наши фонтаны отличались бы от остальных, кроме того, они бы подчеркивали красоту площади. Для составления музыкальной программы была создана специальная творческая группа. У нас получилось 5-6 программ, состоящих из произведений армянских классиков, старых ереванских песен, детских песенок, мелодий из фильмов. Самой красивой я считаю 15-и минутную программу, состоящую из произведений Арама Хачатуряна.


Фото: Фотолур.

Поскольку открытие фонтанов совпадало с закрытием Года Армении во Франции, в основу музыкальной программы легли 2 самых известных произведения армянского и французского композиторов: «Танец с саблями» Арама Хачатуряна и «Болеро» Мориса Равеля. В день открытия фонтанам «аккомпанировал» Государственный филармонический оркестр Армении. Французская команда пригласила специалистов, которые в течение концерта «вручную» управляли фонтанами. 

По случаю 16-летия независимости Армении количество самых высоких струй соответствовало 16-и, а высота струй составляла 50 метров.

По случаю празднования 20-летия Независимости в 2011 году расширились функциональные возможности фонтанов: появились водяные экраны, двигающиеся струи, дым над водой.

Мои воспоминания, связанные со старыми фонтанами, всегда ассоциируются с первомайским праздником. В этот день на площади Ленина проходил марш трудящихся, открывался «сезон» фонтанов, а также начиналась продажа мороженого.



Запомнилось и 24 апреля, в этот день фонтаны окрашивались в красный цвет, как символ пролитой крови.

В то время музыкальная программа была более универсальной и не было возможности составлять программу для особых случаев. Сегодня составление новой программы не является большой сложностью, поскольку процесс осуществляется с помощью специальной компьютерной техники. Когда у нас бывают с визитами главы зарубежных государств, в такие дни фонтаны исполняют национальную музыку данной страны.

Арман Давтян (Нур): родник хранит в себе 50 секретов

Родник «Семь источников» (согласно старой армянской пословице, народ берет силу с 7 источников) был установлен рядом с Национальной галереей в 1965 году. Автором родника является архитектор Спартак Кнтехцян. В 1990-м году украли головки фонтанчика в виде шахматной ладьи были похищены. В 2010-м году были установлены новые головки, автором которых стал дизайнер-ювелир Нур. 

У меня много воспоминаний, связанных с родником «Семь Источников». В то время, когда я учился рисованию в центре Генриха Игитяна, не было понятия «флешмоб». Мы с друзьями шли к роднику, одновременно подходили и пили воду. Бывало, когда подходили ввосьмером, после хлопка одного из ребят мы поворачивались и пили воду. А восьмой всегда был вынужден ждать своей очереди.



Раньше у родникам были бронзовые головки, напоминающие шахматную ладью. В «темные и холодные» годы эти бронзовые головки украли, и их заменили на некачественные и некрасивые персидские «штуцеры».  


Фото: Сурен Манвелян.

Тогда «Ереван Продакшн» предложил мне заняться реставрацией этих фонтанчиков. Понятие «родник» является одним из важнейших символов Еревана. Планировалось реставрировать все родники Еревана, однако, к сожалению, в рамках проекта был реставрирован только родник на площади Республики.

В основе моей работы лежит архитектура площади. Кроме того, я использовал традиционные армянские орнаменты. 

Согласно преданию, «Семь источников» находятся на горе Арагац. Эпические герои, богатыри пили оттуда воду и становились сильными и храбрыми и побеждали любого врага.   

Я решил обязательно сохранить эту идеологию. Но сделал я это не явно, а «квестированно», чтобы физическое здоровье сопоставлялось с интеллектуальным. 


Фото: Сурен Манвелян.

Головки фонтанчика бронзовые. Через три года после открытия украли три головки, но мы снова восстановили их.

Родник хранит в себе 50 секретов, первый из которых я открыл именно в день открытия. Каждый год в мае я открываю новую тайну - уже открыто 5 секретов.

Первый секрет: в середине 12-и лунок есть одна армянская буква. Родник так установлен, что если солнечный луч падает на ту часть, откуда пьют, то обратный луч падает на одну из букв. Следовательно, если тень падает на букву А, то сейчас 12:00 часов, если Б, то сейчас 13:00 часов и так далее.  


Фото: Сурен Манвелян.

Второй секрет: в верхней части нижней буквы А есть еще одна буква А, если мы пойдем вперед, то сможем прочитать следующее выражение: «На здоровье».

Третий секрет находится в центральной части, у детали, имеющей 12 лунок, где сливаются воды всех «Семи источников». На ней нарисован один крест, в уголках которых на четырех языках написано «Еревану от Еревана». Надпись на армянском языке смотрит на Юг. Так вы можете понять, где Север, Восток и Запад и продолжить путь в правильном направлении.

Четвертый секрет в орнаменте этого же креста - вписанные пять символов, которые вместе составляют слово Нур. Это моя подпись.


Фото: Сурен Манвелян.

Пятый секрет я раскрыл особым образом. Как я уже отметил, то секреты всегда открывал в мае каждого года. В тот раз я не открывал его до декабря. Все спрашивали, почему я так поступаю? А я отвечал, что загадка содержит в себе ответ: если встанете перед фонтанчиком, с внутренней стороны написано «Лучше поздно», а с внешней «Чем никогда».

Секретов не знает никто, даже моя жена и дети. Все это у меня в голове. Я сам выбираю очередность раскрытия секретов.

Над проектом работали: Анна Бубушян, Екатерина Погосян, Элеонора Араратян, Лена Геворгян, Анна Зильфугарян, Ара Тадевосян, Армине Мелконян.

Выражаем благодарность: Хорену Левоняну (студия кинофильмов «Ереван»), Геворгу Геворгяну и Сатеник Степанян (Национальный киноцентр Армении), Лилит Тер-Минасян, Рубену Тоникяну, Вагаршаку Вагаршакяну (ЗАО «Водные строения»), компании «Ереван Продакшнз».

Генеральным партнером проекта является компания АрменТел.

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.

Выбор редактора
banks.am
itel.am
sport
bravo.am