Ереванский коньячный завод - живая история - Mediamax.am

exclusive
60176 просмотров

Ереванский коньячный завод - живая история

Сегодняшний «герой» спецпроекта «Ереван. XX век» - Ереванский коньячный завод.

Фото: из архива ЕКЗ.

Фото: из архива ЕКЗ.

Фото: из архива ЕКЗ.

Фото: из архива ЕКЗ.

Фото: из архива ЕКЗ.

Фото: из архива ЕКЗ.

Проект здания, утвержденный подписью Анастаса Микояна.
Проект здания, утвержденный подписью Анастаса Микояна.

Фото: из архива Р. Маргаряна

Фото: из архива Р. Маргаряна

Фото: из архива Р. Маргаряна

Оганес Маргарян, Багдасар Арзуманян и Шмавон Азатян.
Оганес Маргарян, Багдасар Арзуманян и Шмавон Азатян.

Фото: из архива Р. Маргаряна

Фото: из архива Р. Маргаряна

Эскиз Оганнеса Маргаряна.
Эскиз Оганнеса Маргаряна.

Фото: из архива Р. Маргаряна

Фото: из архива Р. Маргаряна

Фото: из архива ЕКЗ.

Фото: из архива ЕКЗ.

Фото: из архива А. Ханоян.

Оганес Баграмян и Микаэл Ханоян.
Оганес Баграмян и Микаэл Ханоян.

Фото: из архива А. Ханоян.

Фото: из архива А. Ханоян.

Микаэл Ханоян.
Микаэл Ханоян.

Фото: из архива А. Ханоян.

Микаэл Ханоян.
Микаэл Ханоян.

Фото: из архива А. Ханоян.

Микаэл Ханоян с сотрудницами.
Микаэл Ханоян с сотрудницами.

Фото: из архива А. Ханоян.

Католикос Вазген Первый и Микаэл Ханоян.
Католикос Вазген Первый и Микаэл Ханоян.

Фото: из архива А. Ханоян.

Фото: из архива А. Ханоян.

Католикос Вазген Первый и Микаэл Ханоян.
Католикос Вазген Первый и Микаэл Ханоян.

Фото: из архива А. Ханоян.

Фото: из архива А. Ханоян.

Фото: из архива А. Ханоян.

Фото: из архива А. Ханоян.

Фото: из архива ЕКЗ.

Маргар Седракян представляет завод гостям.
Маргар Седракян представляет завод гостям.

Фото: из архива ЕКЗ.

Маргар Седракян с сотрудницами.
Маргар Седракян с сотрудницами.
Маргар Седракян с дочерью.
Маргар Седракян с дочерью.

Фото: из архива ЕКЗ.

Фото: из архива ЕКЗ.

Автор барельефа – Арташес Овсепян.
Автор барельефа – Арташес Овсепян.
Автор скульптуры – Рипсимэ Симонян.
Автор скульптуры – Рипсимэ Симонян.

Фото: Медиамакс.

Фото: Медиамакс.

Фото: Медиамакс.

Фото: Медиамакс.

Фото: Медиамакс.

Фото: Медиамакс.

Фото: Медиамакс.

Фото: Медиамакс.

Фото: Медиамакс.

Фото: Медиамакс.

Фото: Медиамакс.

Фото: Медиамакс.

Фото: Медиамакс.

Фото: Медиамакс.

Решение о национализации завода.
Решение о национализации завода.

Фото: Медиамакс.

Фото: из архива ЕКЗ.

Фото: из архива ЕКЗ.

Фото: из архива ЕКЗ.


Сегодняшний «герой» спецпроекта «Ереван. XX век» - Ереванский коньячный завод. Чтобы представить некоторые эпизоды из истории этого легендарного предприятия, мы побеседовали с потомками людей, которые в разные годы работали на заводе и услышали много интересных историй. Например, о том, почему автор коньяков «Наири» и «Двин» Маргар Седракян «отказывался» целовать первую женщину-космонавта Валентину Терешкову…

 

Традиции производства коньяка в Армении были заложены в 1887 году. Именно тогда купец Нерсес Таирян построил в Ереване первый винно-коньячный завод. В 1899 году предприятие перешло к знаменитому в России товариществу «Н.Л. Шустов и сыновья». В начале XX века компания «Шустов и сыновья» получила статус поставщика армянского коньяка ко двору Николая II.

 

Продукция завода не раз удостаивалась медалей на различных международных выставках. Так, первый армянский марочный коньяк «Финь-Шампань Отборный», созданный Мкртычем Мусинянцом в 1902 году, был представлен во Франции, где он завоевал признание своим высочайшим качеством. В 1907 году М. Мусинянц был награжден дипломом сотрудничества в рамках проведенной в Бордо международной выставки-дегустации.

 

Фото – Медиамакс.

 

После советизации Армении предприятие было национализировано. В 1923 году все алкогольное производство в Армении было объединено в тресте Арарат. В конце 1940-х годов было принято решение об отделении коньячного производства, и в 1949 году началось строительство нового здания. В 1953 году завод переехал в новое здание и был переименован в «Ереванский коньячный завод». 

 

В 1998 году Ереванский коньячный завод вошел в состав Pernod Ricard Group, мирового лидера в производстве алкогольной продукции премиум-класса. Несмотря на то, что решение о приватизации в свое время вызвало немало споров, сегодня очевидно, что если бы не Pernod Ricard, будущее этого легендарного завода могло бы оказаться под угрозой.

 

Фото – из архива ЕКЗ.

 

Сын архитектора Оганеса Маргаряна Рем Маргарян: в профессиональных вопросах отец был очень требовательным

 

Мой отец начал работать над проектом Коньячного завода в 1948 году со своими учениками Багдасаром Арзуманяном и Шмавоном Азатяном.

 

Оганес Маргарян, Багдасар Арзуманян и Шмавон Азатян.

Фото – из архива Р. Маргаряна.

Первый этап работ состоял в ознакомлении с технологией изготовления коньяка: в здании должны были быть специальные комнаты, лаборатория, оборудование, необходимое для изготовления коньяка. Помню, что отца отвезли на винный комбинат для знакомства с этими деталями. Он вернулся поздно вечером в сопровождении двоих провожатых. Это был первый и последний раз, когда я видел своего отца нетрезвым.

 

Здание должно было быть построено на холме, создавая единый ансамбль с Разданским ущельем и скалами. Для удтверждения проекта отец отправился в Москву. Министр пищевой промышленности Анастас Микоян лично утвердил проект своей подписью.

 

Проект здания, утвержденный подписью Анастаса Микояна.

Фото – из архива Р. Маргаряна.

 

Было решено, что цвет здания должен быть близок к цвету коньяка. Отец вел авторский надзор за строительством и однажды увидел, что строители, наряду с камнями абрикосового цвета кладут на фасад и черные камни. Через несколько лет прораб Андраник Навоян рассказал мне, что увидев это, мой отец взял лопату и стал крушить эти черные камни. В профессиональных вопросах отец был очень требовательным и строгим.

 

Дочь Маргара Седракяна, Вануи Седракян: отец мечтал вернуться в Ван

 

Окончив факультет виноделия Сельскохозяйственного института, отец начал работать на Ереванском винном комбинате. Его учителем был известный специалист Кирилл Сильченко. Затем отца назначили главным технологом Ереванского коньячного завода, и этот пост он занимал до последних дней своей жизни. В течение этих лет отцу периодически предлагали занять пост директора, но он всегда отказывался, говоря, что финансовые, управленческие и организационные вопросы его не интересуют. 

 

На коньячном заводе он не работал всего один год, который провел в ссылке. В своем кабинете отец хранил томик Чаренца и кто-то сообщил об этом в соответствующие инстанции. Отца выслали в Одессу, где он начал работать на местном коньячном заводе и успел создать два коньяка- «Украина» и «Одесса».

 

Маргар Седракян.

Фото из архива ЕКЗ.

Из ссылки отец вернулся «благодаря» Черчиллю». Все знают историю о том, как в 1945-м году, во время Ялтинской конференции, Сталин угостил Черчилля созданным отцом коньяком «Двин». Премьеру-министру Великобритании коньяк понравился настолько, что после этого по распоряжению Сталина ему исправно поставляли внушительные партии коньяка. 

 

Спустя некоторое время Черчилль пожаловался, что вкус коньяка изменился. Сталин поручил Анастасу Микояну выяснить причину. Микоян приехал на Ереванский коньячный завод и распорядился вызвать Маргара Седраковича, на что ему ответили, что главный технолог уже год, как находится в ссылке. Узнав об этом, Сталин приказал вернуть Маргара Седракяна в Ереван, и привычный Черчиллю вкуса «Двина» был восстановлен.

 

Благодаря Маргару Седракяну была создана новая технология изготовления коньяка. По утвержденным стандартам, для производства коньяка использовалась дистилированная вода. Отцу удалось получить разрешение использовать воду из Крбулахского источника. Когда его спрашивали, в чем секрет его коньяков, он отвечал, что никаких секретов нет - все дело в нашем солнце, воде и земле. Кстати, в те годы много использовали сорт винограда «харджи», которого больше не существует.

 

Отец всегда говорил, что в количественном плане мы никогда не сможем соперничать с Молдавией, Грузией, Азербайджаном, и Армения должна прогрессировать за счет качества продукции. Он следил за каждой деталью. Лично проверял все бочки и решал, которые следует заменить, а которые еще послужат.

Экскурсии на заводе также отец проводил лично. За это время он познакомился и сдружился со многими известными людьми.

 

Маргар Седракян с сотрудницами.

Фото из архива В. Седракян.

 

Интересная история связана с первой женщиной-космонавтом Валентиной Терешковой. До ее визита на завод к отцу пришел один из работников ЦК и предупредил отца, чтобы он «вел себя сдержанно».

 

Во время экскурсии, когда все уже были в дегустационном зале, Терешкова вдруг обращается к отцу: «Почему Вы на меня не обращаете внимания? Неужели я такая неинтересная? Я хочу, чтобы мы с вами расцеловались на прощание!». Отец, который вел себя «сдержанно», ответил : «Ни в коем случае! Если хотите, Вы меня поцелуйте».

 

Терешкова поцеловала отца и в этот момент их сфотографировали. Отец принес фотографию домой, показал моей маме и сказал:

 

«Видишь, меня целует женщина, которая побывала в космосе!» Впоследствии они стали хорошими друзьями с Терешковой и сохранили эту дружбу вплоть до смерти отца.

 

Интересные истории связаны с созданием коньяков. Например, коньяк «Ереван» был специально создан для полярников-исследователей. Его крепость составляла  57 градусов, что позволяло напитку не замерзать даже в условиях Крайнего Севера.

 

Отец мечтал создать коньяк «Васпуракан», однако никак не удавалось «получить добро» на это название. Однажды, на очередном собрании Бюро ЦК он пришел с этим коньяком и когда его разлили для дегустации, начал петь:

 

«Ախ,Վասպուրական

Անգին Հայաստան,

Ինչքան հերոսներ

Քեզ համար մեռան»:

 

К сожалению, даже песня не убедила членов Бюро.

 

Отец оставил рецепт коньяка «Васпуракан» и уже после его смерти директору завода Микаэлу Ханояну удалось получить разрешение на это название. Коньяк посвятили памяти Маргара Седракяна. 

 

На заводе часто происходили кражи - никто не мог равнодушно пройти мимо коньяка. С целью сокращения количества краж, отец добился разрешения на установление бочки общего пользования в одном из залов. В течение дня любой из сотрудников имел право пользоваться этой бочкой.

 

Будучи столь преданным любимой работе, отец в то же время много времени проводил с семьей. Сам он был детдомовским ребенком и делал все возможное, чтобы его дети не чувствовали себя обделенными родительским вниманием.

 

Маргар Седракян с дочерью.

Фото из архива В. Седракян.

 

Отец родился в селе Хараконис Ванского вилайета. В 1915-ом году, во время Геноцида, его рядом с трупами родителей нашли русские казаки, которые и доставили его в Аштаракский детский дом. Всю жизнь отец мечтал, что однажды нам вернут наши земли. Он говорил: «Когда Ван вновь станет нашим, я босиком дойду до своей страны». Меня он назвал Вануи - в честь своей утерянной Родины.

 

Дочь Микаэла Ханояна Ануш Ханоян: отцу удалось «убедить» Карена Демирчяна

 

Мой отец,  Микаэл Ханоян, стал директором Ереванского коньячного завода в 1972 году и проработал на этом посту 12 лет.

 

В эти годы завод достиг пика своей славы. Отец был эстетом. С авторами дизайна этикеток Левоном Налбандяном и Азатом Акопяном он лично обсуждал все детали. В годы, когда заводом руководил мой отец, увеличился ассортимент коньячных бутылок, а коньяк начали продавать в специальных коробках. Первым таким коньяком был «Двин». 

 

Микаэл Ханоян.

Фотография из архива А. Ханоян.

 

Отец был большим любителем оперной музыки. Он наизусть знал многие партии из опер. Помню, с каким восхищением он рассказывал о визите солистов Большого театра на завод. В составе делегации был также Павел Лисициан. В ходе экскурсии отец спел арии из опер «Аида» и «Кармен».

     

Ханоян придал новое дыхание изготовлению коньячных бочек. Бондарное ремесло постепенно угасало, и благодаря моему отцу открылась школа изготовления бочек. Традиция именных бочек тоже была внедрена в годы руководства Ханояна. Эту идею он позаимствовал у Шустова, именная бочка которого до сих пор хранится на заводе.

     

В одной из комнат завода есть необычная стена, полностью покрытая коньячными этикетками. Это было хобби Ханояна: он собирал коньячные этикетки из разных стран и наклеивал их на стене. Друзья и знакомые, зная об этой стене, дарили ему различные этикетки.

 

Микаэл Ханоян.

Фотография из архива А. Ханоян.   

 

Усилиями Ханояна был открыт также зал дегустации, где гости имели возможность попробовать вкус коньяка.

 

Отец очень любил путешествовать по Армении. Если в ходе своих поездок он замечал заброшенные фрагменты истории, то находил для них место на заводе. Вместе со своим другом Фадеем Саргсяном они привезли из Нахичевана два хачкара. Один установлен во дворе завода, другой - перед институтом Мергеляна.       

 

Интересная история связана с созданием коньяка «Васпуракан». Отец и автор коньяка Маргар Седракян были потомками армян из Вана. Они желали дать одному из коньяков название своей исторической родины. В советские годы было крайне нелегко утверждать названия новых коньяков, решение должно было пройти через несколько инстанций.

 

Спустя годы, уже после смерти Маргара Седракяна, Ханояну удалось «убедить» Карена Демирчяна, который, кстати, был потомком армян из Вана. Демирчян шутил: «Ванец в конце концов добился своего».   

 

Католикос всех армян Вазген Первый и Микаэл Ханоян.

Фотография из архива А. Ханояна.

 

Автор здания Купажного цеха Асмик Алексанян

 

Проект здания был создан мной и моими руководителями Багдасаром Арзуманяном и Сергеем Нерсисяном. Для меня была большая честь работать с такими людьми над созданием такого здания.

 

Фотография из архива А. Алексанян.

Когда мы начали работать над проектом, остальные здания комплекса уже были построены. Перед нами стояла задача сделать так, чтобы наше здание соответствовало стилю Оганеса Маргаряна. Я очень любила терассообразные решения, и, в конце концов, на них и остановилась. Основной акцент был сделан на фасадной части здания, чтобы дополнить прекрасный пейзаж города. Двор завода мы украсили разными скульптурами. 

 

Заказ на проект получил институт «Ереванпроект». Строительство началось в 1981 году и завершилось 4 года спустя.

 

Автор скульптуры – Рипсимэ Симонян.

Фотография из архива А. Алексанян.

В 1991 году за проект этого здания мы удостоились диплома и золотой медали Московской художественной академии. 

 

Сын директора ЕКЗ в период с 1957 по 1962 г. Аветика Мурадяна Мартун Мурадян: отец никогда и никому не дарил коньяк

 

Отец был честным и очень смелым человеком. Он был подполковником в отставке, когда в 1957 году его назначили директором завода. Сначала он отказывался занять эту должность, объясняя это тем, что ничего не смыслит в коньячном деле. Он даже не пил. Отец обратился к первому секретарю ЦК КП Армении Сурену Товмасяну и сказал, что был простым рабочим, партийным, военным. В ответ услышал: «Пойдешь, поработаешь, потом поговорим, мы знаем, что делаем». В те годы на заводе было много воровства, и директором должен был стать твердый и решительный человек.

    

Фото из архива Р. Маргаряна.

 

Как-то Ереван посетил академик, директор отделения особо опасных инфекционных заболеваний Всемирной организации здравоохранения Ованнес Бароян.

Мой учитель – академик Арто Алексанян попросил меня, чтобы отец организовал для Барояна экскурсию.

 

Бароян с интересом знакомился с территорией. От центрального здания завода к другому корпусу тянулись стеклянные трубы. Бароян поинтересовался, что течет по трубам, и он очень удивился, когда узнал, что там коньяк. «Великолепный метод», - восторженно сказал он. Ему особенно понравился коньяк «Юбилейный», и академик поинтересовался, где его можно приобрести. Отец немедленно ответил, что только в магазине. О подарке и речи быть не могло: в таких вопросах отец был очень строг.

 

Фото из архива А. Ханоян.

 

В один из дней в Ереван прибыл основоположник эпидемиологии в СССР, академик Лев Громашевский. Арто Алексанян в очередной раз попросил организовать экскурсию. В тот период экскурсии вел Маргар Седракян. У него была «сладкая» речь, в интересной интерпретации он представлял тот или иной коньяк. В подходящий момент, когда рядом с нами не было «лишних» людей, Седракян взял с конвейера еще неучтенную бутылку коньяка, и протянул ее жене Громашевского, наказав, быстро спрятать в сумку, пока директор ничего не заметил.

      

Фото из архива Р. Маргаряна.

 

Интересная история произошла и с делегацией из Китая. После экскурсии отцу сказали, что нужно собрать по ящику каждого коньяка и подарить делегации. Отец все подготовил и сказал бухгалтеру, чтобы тот выписал счет (на сумму в несколько тысяч рублей)  и отправил его в правительство. Антон Кочинян, увидев счет, удивился и сказал, что это был подарок. Отец ответил, что в любом случае нужно заплатить, а то завод потеряет крупную сумму.

 

Часть архивных материалов, использованных в статье, а также другие исторические документы и артефакты истории АрАрАт можете увидеть на временной экспозиции, проходящей на Ереванском коньячном заводе 15-16 декабря в рамках «Дней открытых дверей».

 

Над проектом работали: Анна Бубушян, Лена Геворгян, Екатерина Погосян, Элеонора Араратян, Ара Тадевосян, Эмин Аристакесян, Анна Зильфугарян, Армине Мелконян.

 

Выражаем благодарность: Заруи Сарибекян, Вануи Седракян, Ануш Ханоян, Мартуну Мурадяну, Рему Маргаряну.

 

Генеральным партнером проекта является компания АрменТел.

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.

Выбор редактора