Майкл Амбюл: швейцарский «связной» армяно-турецкого процесса - Mediamax.am

exclusive
14763 просмотров

Майкл Амбюл: швейцарский «связной» армяно-турецкого процесса


Майкл Амбюл
Майкл Амбюл

Фото: Le Temps

Майкл Амбюл
Майкл Амбюл

Фото: Nzz.ch

Президенты Армении и Турции в Ереване в 2008-м году
Президенты Армении и Турции в Ереване в 2008-м году

Фото: REUTERS

Подписание армяно-турецких протоколов в 2009 году
Подписание армяно-турецких протоколов в 2009 году

Фото: REUTERS


Медиамакс начинает сегодня новый специальный проект – «Особая папка». В рамках проекта мы будем рассказывать о неизвестных или малоизвестных деталях внешнеполитических событий, имевших место после обретения Арменией независимости в 1991 году.

 

Основным посредником в армяно-турецком процессе, стартовавшем в 2008 году, была Швейцария, но почва для приезда турецкого лидера Абдуллы Гюля в Ереван 6 сентября 2008 года и старта «футбольной дипломатии» начала готовиться задолго до официального приглашения Сержа Саргсяна.

 

Секретные переговоры между представителями внешнеполитических ведомств Армении и Турции при посредничестве швейцарской стороны начались еще в сентябре 2007 года. Об истоках «футбольной дипломатии», о том, как Швейцария приняла на себя посредничество, об атмосфере переговоров и работе над протоколами Медиамакс рассказал один из главных участников процесса, отставной швейцарский дипломат Майкл Амбюл.

 

Швейцарский дипломат Майкл Амбюл (Michael Ambühl), занимавший в 2005-2010 гг. пост государственного секретаря иностранных дел, был одним из архитекторов процесса секретных переговоров между Арменией и Турцией, стартовавших в сентябре 2007 года. При его непосредственном участии в 2008 году состоялись три трехсторонние встречи заместителей министров иностранных дел Армении и Турции Армана Киракосяна и Эртогрула Апакана. Майкл Амбюл был вовлечен и в процесс разработки армяно-турецких протоколов и присутствовал на церемонии их подписания в Цюрихе в октябре 2009 года. Помощник госсекретаря США Дэниэл Фрид, подчеркивая вклад Амбюла в переговорный процесс, признавал, что «он провел огромную работу, и мы ничего бы не сделали без него».

 

- Мало кто знает, что именно Вы являетесь одним из архитекторов секретных переговоров между армянскими и турецкими дипломатами, стартовавшими в 2007 году. Кульминацией данного процесса стало подписание протоколов в сентябре 2009 года. Почему именно Швейцария стала главным медиатором процесса, а Вы, фактически, его идейным вдохновителем?

 

- Короткий ответ на Ваш вопрос заключается в том, что Армения и Турция пригласили Швейцарию стать медиатором. Швейцария - нейтральная страна, не входящая в состав ЕС и НАТО: маленькое государство, не имеющее исторических связей с регионом Южного Кавказа и какой-либо скрытой повестки. Именно поэтому у Швейцарии были хорошие предусловия, чтобы взять на себя подобный мандат. Я стал посредником потому, что в тот период занимал должность политического директора МИД, и министр (Мишелин Калми-Рей – ред.) захотела, чтобы я взял эту работу на себя.

 

- Американский эксперт Дэвид Филипс в своей монографии, посвященной истории армяно-турецких протоколов, пишет, что Вам не давали никаких специальных инструкций и просто поставили цель добиться успеха. Чем Вы руководствовались, когда приступили к работе и какова была Ваша главная цель в 2007 году?

 

- Основной целью было помочь внести свой вклад во взаимопонимание между Арменией и Турцией. Одним из моих приоритетов было завоевать доверие обоих сторон, придерживаясь строгого нейтралитета и исполняя роль честного брокера. Следовало понять позиции обеих сторон и попробовать сделать разумные предложения, приемлемые для всех. Очевидно, что подобный процесс требует времени.

 

ДОСЬЕ

 

Отрывок из монографии Дэвида Филипса «Дипломатическая история: Армяно-турецкие протоколы» (с сокращениями)

 

Швейцарская инициатива по активизации контактов между турецкими и армянскими официальными лицами была начата 16 сентября 2007 года, когда турецкий и армянский министры иностранных дел договорились о вовлечении Швейцарии на полях ГА ООН. Ключевой фигурой стал Майкл Амбюл – высокопрофессиональный дипломат и переговорщик. У него не было никакого опыта вовлеченности в армяно-турецкие вопросы или родственных связей с обеими сторонами.

 

[… Амбюл был назначен Кальми-Рей, которая согласилась на вовлечение Берна. Амбюлу не было дано никаких конкретных указаний. Ему было сказано «свести армян и турок вместе и сделать что-то хорошее». 

 

Предложение швейцарского правительства помочь в создании комиссии историков для совместного и научного исследования общей истории Турции и Армении было передано турецким официальным лицам послом Швейцарии в Анкаре в течение лета 2007 года. Амбюл встретился с Варданом Осканяном в Ереване в конце сентября, чтобы обсудить инициативу по нормализации отношений, в том числе - урегулирования разногласий относительно исторического прошлого. Осканян предложил, чтобы нормализация двусторонних отношений между Турцией и Арменией шла параллельно с деятельностью исторической комиссии. Анкара согласилась расширить сферу переговоров и включить вопросы открытия и взаимного признания границ, а также установления дипломатических отношений, если Ереван согласится с совместной исторической комиссией…]

 

[… Турецкие официальные лица фокусировались на предварительных идеях по созданию совместной исторической комиссии, настаивая на том, что граница может быть открыта только в случае создания и начала работы подобной комиссии. После церемонии инаугурации президента Саргсяна, Амбюл представил обеим сторонам документ об армяно-турецком диалоге и пригласил Апакана и Киракосяна на первую трехстороннюю встречу 21 мая 2008 года.

 

Майкл Амбюл.

Фото: Nzz.ch.

 

Киракосян отверг вариант автономной исторической комиссии, смоделированный ранее комиссией швейцарского ученого историка Жана Франсуа Бергера (по предложению швейцарского посла в Анкаре). Амбюл предложил комиссию, сфокусированную на двусторонних вопросах.

 

Вторая встреча в Герцензе состоялась в июле 2008 года. Стороны согласились, что их работа должна фокусироваться на установлении дипотношений,  взаимном признании и открытии границы, а также создании трехсторонней комиссии экспертов, которые занимались бы историческим измерением.

 

Анкара вступила в процесс и была готова продвигаться по первым двум пунктам, до тех пор, пока реализовывался третий пункт. Историческая комиссия имела первостепенное значение для Анкары. Турецкие официальные лица отправили Амбюлу документ «Элементы трехсторонней комиссии экспертов и историков» 23 июля. Три дня спустя швейцарцы оформили их предложение по трехсторонней комиссии и представили обеим сторонам.

 

Личные отношения были установлены между Амбюлом, Киракосяном и Апаканом, которых Амбюл любовно называл «Кира» и «Апа». Киракосян и Апакан также лучше узнавали друг друга. Оба были очень компетентными, профессиональными дипломатами. Они были очень похожи друг на друга по темпераменту. Амбюл отмечает, что «они были очень похожи и могли бы быть братьями. Мы все очень хорошо ладили».

 

Встречи продвигались от построения доверия к содержанию, поднимая деликатные вопросы о последовательности. «Понемногу мы подготовили текст. Проект текста всегда готовился нами - швейцарцами», - вспоминает Амбюл. Третья трехсторонняя встреча состоялась 15 сентября: три протокола превратились в два, а протокол об исторической комиссии был включен в Протокол о развитии дипломатических отношений. Протоколы улучшались и уточнялись в ходе министерских встреч и встреч на рабочем уровне в Нью-Йорке (сентябрь 2008), Герцензе (октябрь 2008), Берне (январь 2009), Давосе (январь 2009) и на полях Мюнхенской конференции по безопасности (февраль 2009).

 

Американские официальные лица вначале не были информированы. Швейцария демонстрировала свою независимость. Вашингтон был в неведении до момента случайной встречи Апакана и помощника госсекретаря США Дэниэла Фрида в мюнхенском аэропорту в декабре 2007 года. Апакан сказал Фриду о швейцарском посредничестве. Фрид сообщил об этом госсекретарю Кондолизе Райс, которая, в свою очередь, сказала об этом советнику по вопросам национальной безопасности Стивену Хэдли. Более никто из американских официальных лиц не был в курсе.

 

Мэтью Брайза был уполномоченным дипломатом Райс на Кавказе и сопредседателем Минской группы. Он не был проинформирован о швейцарском посредничестве, но, будучи умным дипломатом, вычислил, что происходит.

 

Президенты Армении и Турции в Ереване в 2008-м году.

Фото: REUTERS.

 

- В мае 2008 года в Герцензе состоялась Ваша первая трехсторонняя встреча с Арманом Киракосяном (с армянской стороны во встрече также принимали участие Зограб Мнацаканян и Карен Мирзоян, - ред.) и Эртогрулом Апаканом. Какова была атмосфера этой встречи и что было на повестке?

 

- Думаю, обе стороны пришли на встречу с намерением разъяснить свою позицию и выслушать другую сторону. Первая встреча всегда имеет решающее значение. Понятно, что первоначально атмосфера была напряженной, но в ходе встречи она стала более конструктивной, и под конец обе делегации были готовы к продолжению обсуждений в ходе дальнейших встреч. Я полагаю, что мы - двое моих коллег и я - сформировали хорошие рабочие отношения посредством этого процесса. 

 

- Правда ли, что предварительный текст обоих армяно-турецких протоколов был согласован именно в ходе ваших трехсторонних встреч в мае, июле и сентябре 2008 года?

 

- Проект текстов был создан на основе различных трехсторонних встреч и дополнительных отдельных предложений с каждой стороны, которые передавались другой стороне для обсуждения.

 

- Вы не только присутствовали на церемонии подписании протоколов, но и согласно некоторым сообщениям, вместе с Филипом Гордоном вели переговоры с Эдвардом Налбандяном в отеле в момент возникновения трехчасовой заминки, когда подписание оказалось под срывом. Можете ли Вы раскрыть подробности случившегося, того, что осталось «за кулисами» и как, в конце концов, стороны пришли к компромиссу?

 

- Как это часто происходит, даже в самом конце сложного дипломатического процесса остается момент неизвестности. Вы понимаете, что я не могу раскрывать каких-либо деталей наших переговоров, за исключением моего личного впечатления о том, что каждый действовал в соответствии со своим мандатом и доброй волей.

 

Подписание армяно-турецких протоколов в 2009 году.

Фото: REUTERS.

 

- Несмотря на подписание протоколов, они так и не были ратифицированы и претворены в жизнь. Верите ли Вы, что они вновь смогут стать актуальными для Армении и Турции? 

 

- Конечно, я был бы счастлив видеть протоколы ратифицированными. Они станут актуальными тогда, когда обе стороны решат ратифицировать их. Тем не менее, мне не хотелось бы делать каких-либо спекуляций относительно «если» и «когда».

 

- В 2015 году армяне отметят 100-летие Геноцида. Ожидаете ли Вы каких-либо развитий в связи с этой датой?

 

- Может быть, это возможность для установления добрососедских отношений, что также является одной из заявленных целей протоколов, подписанных армянским и турецким правительствами в 2009 году в Цюрихе. Решение о вступлении протоколов в силу находится в руках властей Армении и Турции.

 

С Майклом Амбюлом беседовал Арам Араратян.

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.




Выбор редактора