Восхождение «Арарат-73»: игра 28-я - Mediamax.am

exclusive
24432 просмотров

Восхождение «Арарат-73»: игра 28-я

20 октября Тур XXVIII. Минск - реванш у аутсайдера.

Фото: Из архива музея К.Демирчяна.

Фото: Из архива Аркадия Андреасяна.

Фото: eduardmarkarov.com

Фото: eduardmarkarov.com

Фото: eduardmarkarov.com


Специальный проект Медиамакс «Восхождение Арарат-73» рассказывает о победе ереванского «Арарата» в Чемпионате СССР 1973 года. Подробнее о проекте читайте здесь.

 

«Арарат» - «Динамо» Минск – 2:1.

 

Ереван. Стадион «Раздан». 20 октября. 60 000 зрителей.

 

«Арарат»: А.Абрамян, Геворкян, Саркисян, Коваленко, Месропян, Андреасян, Н.Петросян,  Иштоян, Маркаров (Погосов, 46), Заназанян (Бондаренко, 46), Н.Казарян.

 

Голы: 0:1 Прокопенко (24), 1:1 Н.Казарян (73), Иштоян (80).

 

Арсен Какосян

 

20 октября Тур XXVIII. Минск - реванш у аутсайдера.

 

УГРЫЗЕНИЯ  СОВЕСТИ

 

Пятый день только и разговоров об «Арарате». С папкой, полной бумаг, захожу в одно учреждение, второе, третье, но собеседники мои очень ловко переводят разговор на футбольную тему. Чувствую, что и мне придется отложить текущие дела и заняться футболом. Благо, не испытываю угрызений совести... Месяц назад в Ереван приехал редактор спортивного отдела «Комсомолки» Валентин Ляшенко, и мы договорились, что после окончания чемпионата надо будет написать социально-психологический портрет «Арарата». «А если ничего не выиграем?» - спросил я. «Неважно,- ответил он,-пусть даже последнее место займет команда, но материал такой нужен. Мы обязаны ратовать за принципы, которыми силен советский спорт, за дух товарищества и ответственности».

 

Так вот, решил я, незачем дожидаться окончания чемпионата. Самое время набрать материал, хотя бы впечатления, детали. Еду в аэропорт встречать победителей. Какое там! Дальше полпути машина не проехала. Пробка. Никто не объявлял время прилета самолета и номер рейса, более того, самолет приземлился значительно раньше, чем предполагалось, но толпы болельщиков словно предвидели и это. Короче, я прозевал все на свете и испытывал угрызения совести - надо было выехать пораньше. Все же кое-какие детали я взял на карандаш. На Эчмиадзинское шоссе были вынесены столики с вином и дарами Араратской долины - виноградом и персиками.

Фото: eduardmarkarov.com.

Те, кто были у самолета, рассказали, что первым на трапе с хрустальным трофеем в руках появился Заназанян. Меня это крайне удивило: капитан ереванцев был призван в сборную - через день должен был играть в Лейпциге с национальной командой ГДР. Но Симонян, оказывается, упросил Е. Горянского разрешить Заназаняну прилететь с товарищами домой: такое, ведь, в жизни спортсмена может быть лишь один раз. И Ован, в полную меру насладившись триумфом своей дружины, через несколько часов вылетел в Москву, а оттуда- за рубеж.

 

... Огромный овальный стол, за которым заседает президиум Академии наук Армении. Наверное, это очень почетно-посидеть  за  таким столом, с такими  соседями: В. Амбарцумян, С. Мергелян, А. Гарибян... Протиснуться в небольшой зал было не так-то просто. Рядовые сотрудники Академии толпились у дверей, активно   работая локтями. Отвоевав себе пятачок скользкого паркета, они с интересом разглядывали хрустальный Кубок, стоящий на видном месте, а потом громким шепотом спрашивали:  «Который Иштоян?». Приоткрыл двери почетного вида ученый муж и рассеянно осведомился о происходящем. Узнав, что это пришли в гости футболисты, он скептически улыбнулся, заявив, что это «очень несерьезно»,   а потом спросил у меня: «Который Иштоян?».

 

Вспоминает Николай Казарян

 

Встреча с Виктором Амбарцумяном и академиками после нашей победы в Кубке страны была для очень важна для нас. Виктор Амбарцумян пользовался небывалой славой, и встреча с ним была большой ответственностью.

 

Вспоминаю, как первый секретарь ЦК Компартии Армении Антон Кочинян при встрече с нами однажды сказал: «Не думайте, что вы обычная футбольная команда. Когда побеждаете, то рабочие перевыполняют план, потому что благодаря «Арарату» у них хорошее настроение».

 

В борьбе за чемпионство нашим главным и, по сути, единственным соперником было киевское «Динамо», которое, затаив дыхание, следило за нашими выступлениями. Потеря очков в последних турах была равносильна смерти, поэтому в матче с Минском я попытался сделать все для победы.

 

Я не суеверный человек, но верю в ясновидцев, и расскажу почему. В 1976 году я забил гол в ворота минского «Динамо», который стал незабываемым для меня потому, что был забит за 3 минуты до конца матча при счете 1:1. Я вышел один на один с вратарем, и, несмотря на то, что защитник настигал меня и тянул за футболку, мне удалось уже при падении отправить мяч в сетку.

 

До этой игры мне позвонила одна женщина и сказала, что мы победим со счетом 2:1, и я забью победный мяч. Во время ответной игры с Минском той же осенью она снова позвонила мне и сказала, что в этот раз мы победим со счетом 1:0, и я вновь стану автором победного мяча. Мне бы очень хотелось встретиться с ней, но она пожелала остаться неизвестной. Со мной часто происходило подобное, наверное, это от того, что я верил в ясновидящих людей.

 

Но самая большая неожиданность для меня- это президент Виктор Амбарцумян. Слушал я его приветственную речь и снова меня совесть зазрила. Дело в том, что накануне корреспондент «Арменпресса» Роберт Меликсетян, готовивший вместе с фотожурналистом Гербертом Багдасаряном альбом об «Арарате», спрашивал у меня совета: «Как ты думаешь, не взять ли интервью у Виктора Амазасповича?» В ответ я рассказал об одном случае из своей практики, из которого следовало, что президент наш - человек очень строгих правил, и его может рассердить столь несерьезное предложение. И коллега мой не пошел на встречу академиков с футболистами. Жаль. Слушать Амбарцумяна - одно удовольствие. Он начал с того, что в наш век ни один ученый, будь он даже семи пядей во лбу, не добьется успеха в науке, если будет действовать в одиночку. Только коллективное научное творчество способно давать сегодня выдающиеся результаты. И параллель: «научное творчество-футбольное творчество» прозвучала в его устах естественно, убедительно, весомо.

 

Потом президент рассуждал о скромности. Знал ли он, что это тоже немаловажная проблема в среде футболистов? Нацеливая  араратовцев на новые дерзания, он призывал  их быть скромными в быту и «очень скромными», когда будет стоять задача победить сверхсильного соперника. И привел пример из своей юности, когда мечтал быть хотя бы сторожем в Пулковской обсерватории...

Фото: из архива Аркадия Андреасяна.

 

С ответным словом выступил Андриасян. Мне понравилось, как он говорил и как держался. Просто, непринужденно, скромно, но с достоинством. Будто всю жизнь тем только и был занят, что выступал перед академиками. Я вспомнил недавний разговор с Цагикяном. Человек он опытный, наблюдательный, а то обстоятельство, что в футбольную среду окунулся сравнительно недавно, позволяло ему видеть лучше, чувствовать острее. Поэтому я сразу поверил Цагикяну, когда он сказал, что футбол развивает в футболисте одну приятную черту характера - равное отношение ко всем. Им не свойственно подхалимство, лицемерие, заискивание. И порой, если футболист недостаточно воспитан, он может случайно перепить ту грань, за которой начинается высокомерие, заносчивость и пренебрежительное отношение к авторитетам.

 

Не скрою, у меня было предубеждение против Андриасяна. Один высокопоставленный спортивный руководитель жаловался, что Аркадий... мягко говоря, разговаривал с ним недостаточно вежливо. Потом я выяснил, что Андриасян, во-первых, не имел представления о чинах и должностях этого деятеля, во-вторых, если б даже знал, то все равно сказал бы ему то, что думал. А конфликт, по-моему, возник потому, что начальник этот привык к подхалимству и угодничеству.

 

Но откуда все-таки в футболисте это качество! Я долго думал об этом, а осенило меня в тот именно момент, когда выступал Андриасян: «Да, ведь, для него, как и для всех остальных футболистов, собравшиеся здесь люди прежде всего - болельщики, небольшая частичка трибун, с которыми они привыкли общаться весьма своеобразно - на определенном расстоянии, заочно».

 

Вспоминает Аркадий Андреасян

 

После победы в Кубке у нас появилась большая уверенность в своих силах. Победа в дополнительные 30 минут придала нам уверенность в том, что у нас есть достаточно сил и опыта для того, чтобы эти силы распределить. Было осознание того, что до конца чемпионата осталось немного, и удача также на нашей стороне. А когда чувствуешь, что тебе фартит, то этим надо пользоваться по максимуму.

 

Вчера я был на новой учебно-тренировочной базе команды. Признаться, я был лучшего мнения о городке футболистов. Помню, весной Симонян с раздражением говорил о базе. Очень далеко, мало удобств, плохое поле, но главное, что его угнетало - отсутствие леса и воды. Не питьевой, а для купания - речки, пруда или озера. Я тогда подумал, что слишком уж он строг и требователен: где поблизости от Еревана можно найти такой уголок? Но ведь можно было насадить деревья, построить бассейн. Хорошо приезжать сюда на отдых, а футболисты здесь живут, и им помимо красоты нужны удобства. Между тем, нет самого главного - приличного тренировочного поля. И футболисты вынуждены даже для легкой тренировки выезжать в Ереван - то на Республиканский стадион, то на «Раздан».

 

Хорошо, что в этот день никто и никуда не уезжал. Я намеревался поговорить с Никитой Павловичем и минимум с пятью-шестью игроками. Тренер, после того, как закончилась наша беседа, сказал: «Ребята сегодня относительно свободны, лови их и выпытывай что надо». Но «поймать» и поговорить удалось только с одним Заназаняном, и виноват в этом он сам. Капитан оказался настолько интересным рассказчиком, что мы засиделись с ним до самых сумерек. Ован только что прилетел из ГДР и, естественно, первое слово - о сборной. «Плохо сыграли, - сказал он, - в первом тайме наших вообще не было видать». На вопрос, почему не играл он, Заназанян показал ногу. Это было жуткое зрелище: с двух сторон ступню обступали опухоли величиной с кулак. Как же он играл в финале Кубка? В день матча, когда врач запретил Овану выходить на поле, капитан решительно возразил: он будет играть при любых обстоятельствах. Все видели, как сражался капитан. Мне же он признался: после каждого удара по мячу, на глазах выступали слезы.

 

Вспоминает Норайр Месропян

 

В течение всей своей пятнадцатилетней карьеры, играя на позиции левого защитника, я ни разу не удалялся с поля и лишь однажды был удостоен желтой карточки. Никогда грубо не играл. Не я бил нападающих, а они меня. Однажды в игре с «Зенитом» в первом тайме мне сломали ногу - открытый перелом, но я доиграл тот матч до конца, а потом три месяца провалялся в гипсе. Бывало, что во время матчей мне ломали челюсть, голову…

 

Игроки всех линий понимали друг друга с полуслова. Играя на левом фланге, я чаще взаимодействовал с Андреасяном и Колей Казаряном. Когда, например, я шел в атаку, Аркадий отходил на мое место, чтобы не допустить «дыр» в защите. Указания тренера, безусловно, очень важны, но на поле в каждый момент именно ты принимаешь решения. Кроме того, игроки на поле должны разговаривать друг с другом, особенно это касается вратаря и защитников. Алеша всегда кричал нам и делал подсказки по ходу игры.

 

- Ован, - спрашиваю я, - очень волновались ребята перед игрой? Сумели как следует выспаться?

 

- Да,- оживился он, - и знаете, что нас спасло? Игрушки. В Москве в распоряжение   «Арарата» любезно предоставили базу сборной команды в Новогорске. А там -навалом прекрасных, хитроумных игрушек. Оторвать от них ребят не было никакой возможности. Никто не хотел идти на обед, ужин, никто не думал отдыхать, сосредотачиваться перед ответственным матчем. Позабыв обо всем на свете, футболисты  рвались в игрушечный бой. Детская забава? Да, но в том и суть ее, чтобы отвлечь спортсменов от навязчивых мыслей перед трудным поединком, снять напряжение, беспокойство.  Короче - лечение игрой. Новое и весьма эффективное направление в медицине, которое так и названо - «игровая терапия».

 

Аркадий Андреасян и Ованес Заназанян.

Фото: из архива Аркадия Андреасяна.

…Утром 20 октября в день матча с динамовцами Минска Никита Павлович встретил меня словами: «Сегодня все удары я принимаю на себя».

 

Да, но у Симоняна я брал интервью вчера, а с Маркаровым мы договорились потолковать сегодня. К тому же я только что встретил Эдика, и он любезно согласился на беседу, но... нужно разрешение тренера.

 

- Один только Маркаров нужен?- переспросил Симонян. - Только не долго, ладно, полчаса хватит?

 

Полчаса, конечно, не хватило на такого интересного и умного собеседника. Я заготовил целый список, так сказать, традиционных, обязательных вопросов к нему, но когда мы дошли до половины, то уже потратили около часа. Я тогда не думал, что несколько часов спустя буду уже по-настоящему испытывать угрызения совести, чувствовать себя виноватым, но об этом - чуть позже. Сейчас, пока не поздно, попытаюсь расшифровать каракули в блокноте, переписать в дневник некоторые ответы Маркарова.

 

-  Эдик, довольны ли вы своим решением перейти в «Арарат»?

 

-  Да, конечно, мне очень повезло. Команда встретила меня хорошо. Мы получили серебряные медали, теперь вот Кубок завоевали.

 

- Какие положительные качества вырабатывает футбол в человеке?

 

-  Смелость, мужество, силу воли.

 

-  А отрицательные?

 

-  Зазнайство. Популярность всему причиной. Если футболист плохо воспитан-пишите пропало. Я еще не встречал спортсмена, которого бы не погубило зазнайство.

 

-  Вас удаляли когда-нибудь с поля?

 

-  Что вы? Я даже предупреждения ни разу не получал.

 

-  А били вас часто?

 

-  Сколько угодно.

 

-  И вы ни разу не ответили обидчику?

 

-  Ни разу. Впрочем, один раз не вытерпел, но скорее была вынужденная мера, самооборона, что ли.

 

-  Давно это было?

 

-  Да, лет десять назад, но совесть до сих пор мучает. Один из защитников    преследовал меня по пятам, толкал, бил по ногам, ставил подножки. В перерыве я подошел к нему и прошу: «Ну побил меня и хватит, давай немножко поиграем! А он в ответ: «Играй, еще получишь». Не скрою, испугался. Думал, что выведет он меня надолго из строя.  И когда в очередной раз он налетел на меня, я нарочно увернулся таким образом, чтобы травму получил он.

 

-  Как вы относитесь к болельщикам. Действует ли на вас гул трибун?

 

-  Болельщикам я многим обязан. Они не раз поддерживали меня в трудную минуту. Но во время игры я отключаюсь и не слышу ничего. Реакцию трибун чувствую, но на меня лично она не влияет.

 

-   Кем бы вы стали, если бы заново начали жизнь?

 

-  Без футбола я себя не мыслю.

Фото: eduardmarkarov.com.

-  Стало быть, захотели бы работать тренером?

 

-  Конечно, мечтаю об этом.

 

-  Агрессивный противник подхлестывает вас к еще большей агрессивности или подавляет, угнетает?

 

-  «Подавлять» - не то слово, не мальчики, ведь мы, а опытные футболисты. А если вы имеете в виду темп игры, то смотря по ситуации. Обычно, если агрессивна высококлассная команда,  то стараемся сбить темп, выравнять игру. Если знаем, что противник классом пониже, то даем встречный бой, взвинчиваем темп. Так было в Алма-Ате, в Ростове...

 

-  Что вы скажете о сегодняшнем матче, как он сложится?

 

-  Должны выиграть. Динамовцы Минска попытаются учредить за нами персональную опеку, но насколько им это удастся - неизвестно.

 

...В обычное время по обычному маршруту я поехал на «Раздан». Стадион был уже полон, но игра не начиналась. Оказывается, в самый последний момент матч перенесли с 18 часов на 19.

 

Поначалу ничто не предвещало грозы. «Арарат» сразу же нашел свою игру - радовал поклонников красивым комбинационным футболом. Все у них получалось эффектно, зрелищно. Но вот прошло двадцать минут, и сосед мой забеспокоился: «Они что, решили показательный футбол демонстрировать? А кто же будет голы забивать?» Через минуту гол забили гости. Вот так штука. Казалось, не беда, сейчас последует ответный мяч. Очень: уж заметно преимущество в классе. Но в том-то и дело, что игроки занервничали, засуетились, заторопились. Пасы Заназаняна стали удивительно неточными, Иштоян мазал раз  за разом, а у Маркарова мяч  ускользал из-под ног. В общем, скандал.  И тут я вспомнил, что не зря Симонян так неохотно согласился допустить меня к Маркарову. Видимо, даже многоопытного ветерана может вывести из психологического равновесия нарушение обычного распорядка дня. И когда после перерыва Эдик не вышел на поле, я окончательно убедился в своей причастности к его плохой игре и к неудаче команды. Правда, финал встречи утешил меня, вывел из муторного состояния. А в раздевалке команда даже радовалась - нет худа без добра, заработали балл «за волю к победе».

 

Все материалы проекта читайте здесь.

 

Над проектом работали: Арам Макарян, Мариам Маноян, Арам Араратян, Ара Тадевосян.

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.

Выбор редактора