50 глобальных армян: Сергей Казарян - Mediamax.am

exclusive
23460 просмотров

50 глобальных армян: Сергей Казарян

Медиамакс продолжает спецпроект «50 глобальных армян» и представляет очередного героя нашей рубрики Сергея Казаряна – профессора физической химии Имперского колледжа Лондона и члена Королевского общества химии.

Сергей Казарян со студентами в лаборатории.
Сергей Казарян со студентами в лаборатории.

Фото: Фотография из личного архива С.Казаряна.

Сергей Казарян
Сергей Казарян

Фото: Фотография из личного архива С.Казаряна.

Сергей Казарян в Агарцине.
Сергей Казарян в Агарцине.

Фото: Фотография из личного архива С.Казаряна.

Сергей Казарян на выставке перед визитом Королевы Елизаветы.
Сергей Казарян на выставке перед визитом Королевы Елизаветы.

Фото: Фотография из личного архива С.Казаряна.

Сергей Казарян с дочерью Анной в Эчмиадзине.
Сергей Казарян с дочерью Анной в Эчмиадзине.

Фото: Фотография из личного архива С.Казаряна.


Медиамакс продолжает спецпроект «50 глобальных армян» и представляет очередного героя нашей рубрики Сергея Казаряна – профессора физической химии Имперского колледжа Лондона и члена Королевского общества химии.

 

Сергей Казарян – профессор физической химии. Родился в Казахстане. Учился в Новосибирске, Ереване, затем - в Москве. В 1991 году получил приглашение от университета Ноттингема, где проработал 3 года. В 1994-1998 гг. работал в Технологическом институте Джорджии (Georgia Tech, Atlanta, USA). В 1998 году вновь вернулся в Великобританию - в Имперский колледж Лондона (Imperial College London), являющимся одним из самых престижных университетов в мире. В настоящее время является профессором Департамента химических технологий. Сергей Казарян - член Королевского общества химии (Royal Society of Chemistry).

 

Я родился в Восточном Казахстане, где мой отец работал геологом. Он учился в Ереване, и был направлен на работу в Казахстан. В школьные годы я хотел быть не ученым, а авиаконструктором: мне было интересно создавать модели самолетов. В 8-ом классе я победил на областной олимпиаде по математике, и меня пригласили в академический городок в Новосибирске, в физико-математическую школу, преподавание и условия обучения в которой считались лучшими в Советском Союзе. Там же я и поступил в университет, на физический факультет. Мой отец, однако, всегда хотел вернуться в Армению, и после 3 лет обучения в Новосибирске я перевелся на физфак в Ереванский государственный университет, а несколько месяцев спустя в Ереван вернулись и мои родители.

 

У меня, что естественно для юношеского максимализма, был очень сильный патриотизм по отношению к Армении и именно в этот период я открыл для себя армянскую историю, литературу, культуру, архитектуру. Я прожил в Армении всего 4 года, но именно ей обязан очень многим, в том числе и постепенным переходом моего интереса от физики к химии.

 

После учебы Сергей два года проработал в Ереванском институте химических реактивов.

 

 

 

Сергей Казарян в Агарцине.

Фотография из личного архива С.Казаряна.

 

B Ереванскoм университете сын известного армянского писателя Степана Куртикяна предложил мне делать дипломную работу по спектроскопии. Oн считал, что эта та область, которая применима везде, в том числе в других, смежных дисциплинах. Я поступил в аспирантуру в Москве и по ее окончании получил работу по в Институте спектроскопии РАН. В 1991 году я получил совместный грант от НАТО и Лондонского королевского общества. Это был первый проект, направленный на то, чтобы приглашать молодых советских ученых на работу на Запад. Пригласил меня известный в научных кругах химик Мартин Полякофф, который сейчас является вице-президентом Королевского общества.

 

В 1991 году Сергей с семьей приезжает в Ноттингемский университет на три года, после чего получает приглашение от Технологического института Джорджии в Атланте.

 

Приглашение было для меня неожиданным,  но я решил сначала поехать туда на неделю «на разведку», и согласился только после этого.

 

США - достаточно динамичная страна, поэтому она хороша в плане приобретения опыта, а также тем, что учишься быть конкурентоспособным. Хотя должен признаться, американский образ жизни мне и моей жене были не очень по душе. Тем не менее, думаю, что без американского опыта я многого бы не достиг здесь в Британии. В США я проработал 4 года, после чего в 1998 году мы вновь вернулись в Лондон.

 

Я думал, что мое время для получения постоянной академической позиции уже прошло, так как на Западе предпочитают назначать более молодых. К тому же, несмотря на работу в России, США и Великобритании, опыта преподавания у меня не было. Из Америки я написал письмо британским коллегам, на которое они с радостью откликнулись. Я подготовил грант (кстати, еще одна бесценная вещь, которой меня научила Америка), и они его получили. В Лондоне я получил возможность заниматься преподаванием. В течение двух лет я был лектором, но спустя несколько лет стал профессором. Кроме того, я получил возможность заниматься многочисленными областями, которыми ранее не занимался, в частности, изучением спектроскопии с точки зрения получения химических изображений (chemical imaging).

 

 

Сергей Казарян со студентами в лаборатории.

Фотография из личного архива С.Казаряна.

 

Молекулы говорят на своем языке, и если направить на них свет, то можно расшифровать этот язык. Профессор Казарян говорит, что именно это его всегда и привлекало. Исследования в области спектроскопических методов используются для получения химических изображений материалов на микроскопическом уровне. Данный подход широко используется во многих областях, начиная от таких как снятие отпечатков пальцев, заканчивая биомедициной и лекарственными препаратами. Кроме того, Сергей сотрудничает с учеными из Лондонской Национальной галереи, изучающими процессы старения картин.

 

Я получаю много предложений  из многих стран, например, один новый университет предлагал мне хотя бы на два года быть деканом факультета. Я отказался, но подумал, что если бы мне была предоставлена аналогичная возможность в Армении, к примеру, создать свою лабораторию, я бы вполне мог согласиться.

 

Всегда интересно путешествовать по миру с лекциями, встречаться с новыми людьми. Но зачастую это достаточно напряженно, поскольку часто приходиться готовить лекции в самолете. Академическая жизнь – это не только преподавание и исследования, но и так называемый “public engagement” и консалтинг, в дополнение к получению исследовательских грантов, участию в многочисленных исследовательских комитетах и панелях финансовых агентств.

 

Что касается “public engagement”, профессор Казарян с гордостью говорит о презентации достижений своей исследовательской группы на летней научной выставке, посвященной  350-й годовщине Королевского общества в Лондоне.

 

 

Сергей Казарян на выставке перед визитом Королевы Елизаветы.

Фотография из личного архива С.Казаряна.

 

Времени на семью остается очень мало. Скоро будет Пасха (интервью проходило в середине марта, - ред.), и мы с женой традиционно пойдем в армянскую церковь.

 

Недалеко от Имперского колледжа находятся две армянские церкви. Одна была построена Гюльбекяном, а вторая была приобретена братьями Манукянами. Недавно я был там, правда, по печальному поводу: там был вечер памяти по послу Армении в Великобритании Карине Казинян…

 

Профессор Казарян говорит, что встречался с Карине Казинян совсем недавно – в ноябре 2012 года, когда получил приглашение на мероприятие, посвященное 20-летию установления армяно-британских отношений. Он признается, что не очень понял, как оказался в числе приглашенных, но говорит, что ему было очень приятно. Сообщение о внезапной смерти Карине Казинян было для Сергея очень печальным...

 

Сергей долгие годы не был в Армении. Но за последние пять лет приезжал три раза: делал доклады в армянских институтах, участвовал в конференциях. В июне этого года он приглашен на научный круглый стол в Академии Наук Армении. 

 

Дочь Сергея – Анна три года назад приняла участие в программе “Birthright Armenia”. В Ереване она работала в детской больнице. Она также поехала в Карабах, где посетила могилы своих предков по материнской линии (жена Сергея – армянка из Карабаха).

 

 

Сергей Казарян с дочерью Анной в Эчмиадзине.

Фотография из личного архива С.Казаряна.

 

Несмотря на то, что большую часть своей жизни я провел не в Армении, да и внешне не очень похож на армянина, сам я считаю себя армянином. Почему? Наверное, здесь переплелось много различных факторов. Думаю, что в первую очередь, любовь к Армении и патриотизм во мне – от отца, который всегда был для меня образцом, и я просто хотел быть таким как он, хотя никогда никакого давления он на меня не оказывал, Потом появилась любовь к футбольной команде «Арарат» еще до того  когда он находился на пике, выиграв в 1973 году чемпионат и кубок СССР. Вообще меня всегда сильно интересовало все связанное с Арменией. 

 

Профессор Казарян вспоминает стихи Сильвы Капутикян про яблоню: «земля под яблоней была мала, и покатились яблоки в чужие сады». Это про армян, рассеянных по миру. Сергей говорит, что это стихотворение в детстве ему часто читала мама, и он полностью согласен с поэтессой в том, что главное сберечь «аромат и цвет».

 

С Сергеем Казаряном беседовал Арам Араратян.

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.




Выбор редактора