50 глобальных армян: Артур Мартиросян - Mediamax.am

exclusive
82675 просмотров

50 глобальных армян: Артур Мартиросян

Медиамакс презентует сегодня специальный проект «50 глобальных армян». Каждую неделю мы будем представлять портрет одного «глобального армянина».

Артур Мартиросян
Артур Мартиросян

Медиамакс презентует сегодня специальный проект «50 глобальных армян». Каждую неделю мы будем представлять портрет одного «глобального армянина».

 

Что мы понимаем под «глобальным армянином»? Это люди родом из Армении или бывшего СССР, которые живут за границей, достигли успехов, однако неизвестны широкой общественности. Нашей целью является представить «человеческие истории», рассказать не только об карьерных успехах этих людей, но и об их быте и семьях.

 

Генеральным партнером проекта является Ереванский коньячный завод (ЕКЗ), чья торговая марка АрАрAт позиционируется как глобальный армянский бренд.

 

Артур Мартиросян родился в 1963 году в Тбилиси, в семье учительницы английского языка и инженера авиации. Живет в Бостоне. Специалист по переговорному делу. Старший консультант в компании CM&Partners.

 

У Артура трое детей. Старшей дочери 27 лет. Она училась в Ереване, ходила в армянскую школу, окончила институт в США, вышла замуж. Еще есть двойня, мальчик и девочка, которым по 16 лет.

 

 В 1983 году я поступил в Ленинградский государственный университет, на переводческое отделение  филологического факультета. Поступить туда было непросто, это место считалось «блатным». Я сдавал экзамены без знакомств, и поэтому поступил не сразу, после службы в Советской Армии.

 

Родители Артура переехали из Тбилиси в Ереван в 1988 году, и с тех пор живут здесь. Окончив ЛГУ, он стал думать, что делаеть дальше. 6 месяцев проработал в Итоне, в Англии, а потом вернулся к родителям уже в Армению.

 

Артур Мартиросян в детском саду в Тбилиси

 

В Армении я жил всего полгода и покинул бывший СССР в 1991 году. Еще старшеклассником в Тбилиси я мечтал поступить в МГИМО и учиться на дипломата, но у нашей семьи не было возможности получить рекомендации из партийных органов. Я случайно узнал, что можно подавать дела в американские вузы. Экзамены нужно было сдавать в Москве, я специально ездил в Институт стали и сплавов, сдавал там экзамены GRE, TOEFL. Я подал документы в 6 университетов, и меня приняли в пять из шести. Самую интересную программу обучения международным отношениям представил Йельский университет.

 

Артур Мартиросян – выпускник школы

 

Официальные бумаги из Йеля для Артура пришли на факс …ереванского офиса Армянской Ассамблем Америки - это был единственный номер факса в Ереване, который нашли американцы. Не будем забывать, что на дворе был 1991-й год, Советский Союз все еще существовал.

 

Йельский университет полностью оплатил мое обучение. Более того, я даже получал небольшую сумму, которой хватало на оплату жилья и питания. Мне преподавали лучшие специалисты   по конфликтологии и переходным обществам - Роберт Даль, Хуан Линц, Брюс Рассетт и другие. Эти люди - звезды мировой величины.

 

Артур Мартиросян - выпускник факультета международных отношений Йельского Университета

 

Артур Мартиросян был первым студентом из Армении в Йельском университете. Ему казалось, что он уезжает в Америку, чтобы получить образование и вернуться, но судьба распорядилась иначе.

 

В Гарварде мне предложили место консультанта, который ориентируется на постсоветском пространстве. На это место претендовали 25 человек. Я прошел несколько фаз интервью, на заключительном этапе нас осталось трое - я и два американца, выпускника Гарварда, специалисты по советологии, которые впоследствии сделали неплохую карьеру. В конечном итоге выбрали меня, и это была большая удача, поскольку я начал работать с одним из основателей гарвардской переговорной методологии, «гуру» переговорного процесса  -Роджером Фишером. Почти 12 лет я работал с ним по тематике конфликтов в Грузии, на Балканах и Ближнем Востоке. Это была невероятная школа. Оглядываясь назад, я понимаю, что получил уникальную возможность для профессионального роста.

 

Артур Мартиросян - капитан футбольной команды факультета международных отношений Йельского Университета

Питерские однокурсники Артура предлагали ему работу и в России. Он признает, что если бы тогда согласился, то сегодня, скорее всего, был бы  богатым человеком. Но он не жалеет о том выборе, который сделал. Ему было гораздо интереснее, к примеру, помогать вести переговоры палестинцам  и израильтянам.

 

Мы исходили из того, что обе стороны должны  разговаривать на одном переговорном "языке". Израильскую сторону не надо было долго убеждать: каждый год из Израиля на обучение в Школу управления Кеннеди Гарвардского университета приезжают 20 человек. Они получают главные инструменты и знания по методикам ведения переговоров. Палестинцев были единицы, потом они создали так называемую группу поддержки переговоров, которая работает напрямую с главным переговорщиком Палестинской автономии Саебом Эрекатом.

 

Артур Мартиросян с израильскими и палестинскими переговорщиками

 

Он им дает задания, они готовят для него материалы. Это персонал, который прорабатывает технические стороны вопросов: Иерусалим, территориальные вопросы, беженцы, водные ресурсы, и така далее.. Палестинцы больше нуждаются в освоении методологии переговоров, чем израильтяне. Палестинская сторона привыкла говорить на языке торга. В принципе, израильтяне сами приучили их к этому, например, меняя одного капрала на 1000 заключенных. Разработка  единого переговорного "языка" - это не решение конфликта, но необходимое условие для достижения этой цели.

 

Естественно, Артур Мартиросян следит за ходом переговоров по урегулированию карабахского конфликта. По его словам, в случае с Нагорным Карабахом проблема усугубляется тем, что одна из сторон - Азербайджан, исходит из того, что существует возможность решиения проблемы непереговорным путем.

 

Мы видим, что они вооружаются и могут попытаться решить проблему военным путем. Если перевести это на переговорный язык, то это - «игра с нулевым исходом». Они говорят о какой-то широкой автономии, но вместе с тем готовятся  к войне. Их интересует контроль над территориями, нас интересует право людей жить на земле предков. Вопрос на самом деле для нас решенный - народ Арцаха самоопределился. Кажется, что сила, экономическая составляющая на их стороне, но это иллюзии. Все меняется, преимущества декларированных цифр на поле боя транслируются по-другому. Это совсем не тот язык, на котором им стоит говорить с армянами. Фактически, нас устраивает статус кво, потому что он лучше того, что нам предлагают за столом переговоров, а азербайджанскую сторону не устраивает ни статус кво, ни то, что предлагается на переговорах. Выход из этого тупика один: "переговорные джиу-джитсу", а именно необходимо убедить азербайджанскую сторону в том, что их альтернативы переговорам - война и изоляция Армении - несостоятельны и беспереспективны. Поэтому наша стратегическая долгосрочная цель в создании конкурентоспособной экономики и боеспособной армии. Только таким образом мы сможем привести азербайджанскую сторону за стол переговоров для поиска решений в плоскости другого вопроса: как жить дальше в одном регионе?

 

Артур Мартиросян в Гааге с российскими и чеченскими переговорщиками

Когда мы беседовали с Артуром (это было в конце января), он собирался в очередную командировку - в Киев. Там ему предстояло помочь найти общий язык представителям американской корпорации Ciscо и украинской стороны. Затем он собирался в Москву, чтобы поработать в бизнес-колледже для менеджеров среднего и высшего звена и с мэрией Москвы.

 

У меня хорошая комбинация международных и корпоративных проектов. Конечно, больше «кормят» корпоративные проекты, поскольку оплата работы над международными проектами существенно ниже. Хотя, мои коллеги, у которых более солидное корпоративное портфолио, стремятся больше работать на международных проектах. Представьте, когда специалист при работе с корпоративными клиентами в США может не просто ссылаться на историю переговоров израильтян и палестинцев, а приводить непосредственный опыт работы с ними. Это сразу дает огромный плюс в завоевывании аудитории.

 

Я спрашиваю Артура: легче ли специалисту по переговорам решать свои бытовые, житейские вопросы, чем людям, не владеющим подобными знаниями? К примеру, будет ли ему легче уговорить банковского клерка выдать кредит, чем мне?

 

Мне легче в том плане, что я системно готовлюсь к этим переговорам и знаю, что буду делать, если я с ним не договорюсь. Роджер Фишер ввел в обращение аббревиатуру BATNA (Best Alternative to the Negotiated Agreement-Лучшая альтернатива достигнутому согласию).Мне легче, потому что у меня есть опыт. Иногда специально стремишься получить этот бытовой переговорный опыт. Два года назад я шел по огромному крытому рынку «Мидхат паша сук» в Дамаске. На первом этаже владельцы магазинчиков сидят и ждут, пока к ним не подойдут, очень редко зазывают. И тут ко мне подошел человек, магазин которого на втором этаже. Он был «охотником», ходил и выбирал, кого можно поднять к себе в магазин дамаскских шалей. Он знал, что по сравнению с другими, у него есть недостаток - второй этаж. И зная это, он очень умело вел переговоры. Торг - это тоже искусство переговоров. Очень интересно за этим наблюдать.

 

Артур Мартиросян с семьей на свадьбе дочери в 2009 году.

 

Труднее вести переговоры в семье. Я пытаюсь учить детей методологии. Иногда они сами просят меня обосновать, почему я говорю «нет». С другой стороны, когда дети находятся в подростковом возрасте, к ним нужно искать более гибкие пути. Чаще всего это у меня получается. Хотя не могу сказать, что всегда добиваюсь такого результата, когда я говорю “нет” и это не вызывает обид. Метод работает лучше, когда люди понимают, что отношения носят долгосрочный характер, а манипулятивные меры лишь подрывают доверие.

 

Статья в Boston Globe рассказывает о работе Артура Мартиросяна в Ираке в 2009 году.

 

Артура Мартиросяна беспокоит проблема, с которой он часто сталкивается на всем постсоветском пространстве. Это конфликт между краткосрочными и долгосрочными интересами.

Очень часто выбор делается в пользу краткосрочных интересов в ущерб долгосрочным. Подобную картину наблюдаю очень часто. В 90-е и в начале 2000-х все было под знаком краткосрочности. Сейчас ситуация несколько меняется. Это в том числе связано с кризисом в ценностной системе. Чем больше мы будем отдавать предпочтение долгосрочным интересам, тем больше шансов построить конкурентоспособное государство. В современном мире конкуренция часто предполагает не только соперничество,конкуренцию,  но и сотрудничество, к этому приходят многие крупные мировые компании. А это, в свою очередь, требует навыков ведения переговоров по интересам, что позволяет сохранять взаимоотношения и улучшать результаты за столом переговоров. Согласно исследования британской фирмы "Хатвейт Груп", компании из списка Форбс 2000, которые обладают системной компетенцией ведения переговоров, получили в среднем на 40% больше прибыли в кризис, а компании без этих компетенций потеряли в среднем до 63% чистой прибыли.  

 

Допускает ли Артур Мартиросян для себя возможность когда-либо приехать в Армению и жить здесь?

 

Я прошел этап карьерного роста достаточно быстро. Сейчас меня хорошо знают в кругах профессиональных переговорщиков, звонят, предлагают, и порой я могу позволить себе отклонить то или иное предложение. Вот, недавно мне предлагали поработать в Кашмире. В принципе, сегодня, когда есть скайп, твое местонахождение не так уж и важно – тебя могут найти в любой точке мира и предложить работу в любой точке мира.

 

Участники программы Momentum из Армении с сенатором Тедом Кеннеди

 

Пока мои дети получают образование в США, и это важно и удерживает меня от переезда в Армению. Я стараюсь связывать с Арменией какие-то проекты, поскольку передача переговорных знаний важна для нашего государства. Отчасти это получается: в Армении есть несколько десятков человек, которые обучались у нас Бостоне базовым принципам переговорного дела в рамках программы Momentum, и некоторые из них сами выступают в роли тренеров. Хочется верить, что наступит момент, когда я смогу жить и работать между Ереваном и Бостоном. У меня такая работа, что я много путешествую и сам выбираю, какими проектами мне заниматься. Это, наверное, самое большое профессиональное достижение: заниматься любимым делом и иметь возможность выбора. 

 

Ара Тадевосян

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.




Выбор редактора