50 глобальных армян: Карен Мартиросян - Mediamax.am

exclusive
32146 просмотров

50 глобальных армян: Карен Мартиросян

Медиамакс представляет очередного героя спецпроекта «50 глобальных армян» – Карена Мартиросяна, профессора департамента физики и астрономии и руководителя лаборатории нанотехнологий в Техасском университете в Браунсвилле.

Карен Мартиросян
Карен Мартиросян

Фото: из личного архива К.Мартиросяна.

С отцом после защиты диссертации.
С отцом после защиты диссертации.

Фото: из личного архива К.Мартиросяна.

Участники юбилейного международного симпозиума SHS на Севане (в центре - академик Мержанов).
Участники юбилейного международного симпозиума SHS на Севане (в центре - академик Мержанов).

Фото: из личного архива К.Мартиросяна.

С Роальдом Сагдеевым.
С Роальдом Сагдеевым.

Фото: из личного архива К.Мартиросяна.

В лаборатории со студентами.
В лаборатории со студентами.

Фото: из личного архива К.Мартиросяна.

С семьей.
С семьей.

Фото: из личного архива К.Мартиросяна.


Медиамакс представляет очередного героя спецпроекта «50 глобальных армян» – Карена Мартиросяна, профессора департамента физики и астрономии и руководителя лаборатории нанотехнологий в Техасском университете в Браунсвилле.

 

Карен Мартиросян родился в Ереване в семье ученых. Закончил факультет кибернетики Ереванского политехнического института и в дальнейшем работал над диссертацией в Институте структурной макрокинетики в Черноголовке (Московская область), которую защитил в 1991 году.

 

С 1993 по 2001гг. жил и работал в Москве. В 2001 году получил приглашение от Хьюстонского университета и перебрался с семьей в США.  В настоящее время является профессором департамента физики и астрономии в Техасском университете в Браунсвилле, а также возглавляет лабораторию по нанотехнологиям. Является автором более 150 научных публикаций и патентов, а также членом редколлегии многих научных журналов, специализирующихся на материалах по нанотехнологиям и наномедицине.

 

Большое воздействие на меня оказала та научная среда, в которой я рос: мой отец и дядя были учеными, и наш дом был полон их друзьями из научных кругов. Меня интересовало многое: с детства увлекался авиамоделизмом, химией и физикой, был радиолюбителем; любил паять, конструировать передатчики и радиоприемники. Участвовал во многих авиамодельных соревнованиях, даже занимал призовые места и впоследствии, будучи студентом, сам преподавал авиамоделизм школьникам. Увлекала и медицина, это пришло от мамы, которая была врачом-невропатологом. В десятом классе отец – главный Учитель в моей жизни -  заставлял каждый день решать десять задач по физике и десять по математике, что дало стабильный фундамент для моей дальнейшей учебы и работы.

 

С отцом после защиты диссертации.

Фото: из личного архива К. Мартиросяна.

 

В 1979 году в Политехническом институте открылся факультет кибернетики, куда я и поступил, по специальности полупроводниковых и микроэлектронных приборов. Заведующим кафедры был профессор Сеник Ованесович Мкртчян, впоследствии ставший одним из моих научных руководителей. Поскольку меня привлекала также медицина, мне хотелось как-то компенсировать свой интерес к ней. Так, параллельно с учебой в Политехе, я окончил двухгодичную программу по медицинской кибернетике на факультете общественных наук. Также проходил практику в Институте экспериментальной биологии, что глубоко обогатило мои знания в биологии и медицине.

 

В том же Политехническом я поступил в аспирантуру и стал соискателем. Работал в группе, возглавляемой Петросом Авакяном, имевшим хорошие научные связи с Институтом структурной макрокинетики Академии наук (ИСМАН) в Черноголовке. В те годы мне пришлось фактически жить в дороге между Ереваном и Москвой, так как всю научную работу я проводил в ИСМАНе. В конце концов, два с половиной года спустя, я защитил диссертацию. Директором ИСМАНа был академик Александр Григорьевич Мержанов, который до последнего работал там научным руководителем (академик Мержанов скончался в июле 2013г., - ред.). В свое время он стал пионером Международного симпозиума, посвященного самораспространяющемуся высокотемпературному синтезу (Self-Propagating High-temperature Synthesis (SHS)). Данный симпозиум проводится раз в два года, а юбилейный 10-й прошел в июле 2009 года в Армении.

 

В этом году я возглавлял Оргкомитет Симпозиума, который мы провели 21-24 октября в США, на South Padre Island. В конференции приняли участие 5-6 ученых из Армении.

 

Участники юбилейного международного симпозиума SHS на Севане (в центре - академик Мержанов).

Фото: из личного архива К. Мартиросяна.

 

После защиты диссертации я несколько лет работал и преподавал в Политехническом университете: это было начало 90-х - самое трудное для страны время. В то время у меня уже были интересные научные разработки для создания высокоэффективных фильтров и высокотемпературных материалов с использованием армянского сырья (бентонит, цеолит, базальтовое волокно и др.), которые мы внедряли в производство.

 

Естественно, в те годы тяжелый удар пришелся и по науке, и вскоре, когда начались отключения электроэнергии, пришлось свернуть работы и все исследования. С печалью вспоминаю о том, как мой отец самоотверженно пытался поддерживать работу своей лаборатории в Ереванском архитектурном институте (впоследствии кафедра назвала эту лабораторию его именем).

 

У меня уже была своя семья, ребенок, и хотелось заниматься своим делом – наукой, а не просто выживать. В 1993 году я с семьей переехал в Москву, где поступил в докторантуру. В те годы в Москве пришлось заняться компьютерным бизнесом, так как научная работа не обеспечивала нормальной зарплатой. Писал статьи, публиковался, копил ценные идеи. В результате, по рекомендации профессора Микаела Нерсесяна, я получил приглашение работать в Хьюстонском университете. Так в июле 2001 года я с семьей переехал в США.

 

Там у меня появились великолепные возможности для реализации своих идей - оборудование, материалы, библиотеки, научные связи. Тем не менее, в каком-то смысле многое пришлось начинать почти с нуля: завоевывать научный авторитет, создавать базу и научиться понимать американскую университетскую структуру и западный стиль в науке.

 

С Роальдом Сагдеевым.

Фото: из личного архива К. Мартиросяна.

 

В данный момент Карен работает в департаменте физики и астрономии в Техасском университете в Браунсвилле, возглавляет лабораторию по нанотехнологиям и руководит несколькими научными грантами на сумму более 1 млн. долларов.

 

Моя научная деятельность в данный момент больше связана с наноструктурными материалами, получением энергии с применением экологически чистых технологий, а также бионанотехнологиями. Удается реализовывать и свой интерес к медицине. Моя группа совместно с UT MD Anderson Cancer Center, Houston (ведущий институт в мире по проблеме раковых заболеваний) разрабатывает наноструктурные медицинские устройства, которые могут быть использованы для точного определения раковых клеток и их последующего уничтожения с помощью радиации или тепла.

 

Мы также разрабатываем наноэнергетические материалы, которые спонсирует Исследовательская лаборатория ВВС США (Air Force Research Lab). Я трижды награждался престижным Air Force Summer Faculty Fellowship грантами и работал в лаборатории ВВС на базе Eglin AF во Флориде.

 

Наша лаборатория работает также в направлении разработок по созданию, получению и характеризации новых материалов. Недавно я выиграл полумиллионный грант у Национального научного фонда для своей лаборатории. Имеющееся у нас оборудование - самого высокого уровня. Мы работаем с криогенной техникой, не имеющей аналога в мире: проводим низкотемпературные измерения от 1.9 Кельвинов (около абсолютного нуля). Кроме того, измеряем такие параметры материалов, как магнитные, тепловые, электрические свойства под воздействием сильного магнитного поля до 9 Тесла. Все это очень сложные и дорогостоящие системы.

 

В лаборатории со студентами.

Фото: из личного архива К. Мартиросяна.

 

Очень много езжу по миру, читаю научные доклады, лекции, провожу семинары. Нынешний год у меня выдался очень загруженным, так как я возглавлял оргкомитеты двух конференций.

 

У меня работает много студентов, стараюсь рекрутировать их также из Армении. Сейчас у нас учится студент из Еревана, поступивший в докторантуру под моим руководством.

 

Более половины моего времени уходит на преподавание. Вместе с другими профессорами мы создали так называемую Nanoscience Concentration Program. Это программа обучения нанотехнологиям в семи классах. Мы интегрируем эти курсы выборочно – отдельная программа имеется для математиков, отдельная – для физиков, для биологов, для инженеров и так далее. То есть, это достаточно гибкая система: студент выбирает то, что ему интересно. Плюс этой программы в том, что она не предполагает увеличения кредитных часов, и студенты дополнительно к диплому получают наш сертификат по нанонауке. Программа эффективно работает, и студенты очень довольны. Когда я только начинал, научные исследования были для меня важнее, чем преподавание. Однако затем я пришел к тому, что обучить хорошего специалиста – очень полезное и трудное дело, не менее важное, чем научные исследования.

 

Карен женат и является отцом двух дочерей. Mладшая дочь Алиса учится в седьмом классе. Cтаршая, Маргарита, закончила театральную студию в Нью-Йоркском университете (NYU) и в данный момент живет и работает в Лос-Анджелесе. Маргарита - вокалистка метал-группы “The Edge оf Paradise”.

 

С семьей.

Фото: из личного архива К. Мартиросяна.

 

Карен поддерживает тесные связи и с научными кругами Армении.

 

Армении, думаю, необходимо активнее налаживать научные связи с другими государствами. Надо посылать молодых людей учиться, как, например, успешно делает сегодня Казахстан. Но в то же время нужно создать такой механизм, чтобы эти молодые люди хотели вернуться и работать в своей стране. Вот простой пример: я давно сотрудничаю с профессором Суреном Харатяном из Ереванского института химической физики, и это сотрудничество дает возможность студентам из Армении приезжать и учится у нас в университете. 

 

Я хорошо помню советское время, когда мой отец и дядя, оба профессоры, были «невыездными». Тогда этот фактор был огромным препятствием. Во-первых, из-за этого наших ученых не знали в мире, а во-вторых, существовал языковой барьер из-за незнания английского языка. Советские статьи порой переводились на английский, но перевод был, мягко говоря, далеким от идеального, поэтому они не вызывали большого интереса у западных ученых. Сегодня ученым, которые работают в Ереване, необходимо знать, что происходит в их сфере в глобальном смысле, быть в курсе последних достижений и разработок.

 

Армении необходимо быть более открытой для мира, нужно попытаться создать инструмент, при помощи которого армянские ученые за рубежом смогут стать связующим звеном между Арменией и внешним миром. Какие-то шаги в этом направлении делаются. Например, недавно в Калифорнии проводился симпозиум армянских врачей, который, если не ошибаюсь, в следующем году состоится в Ереване. Думаю, такие проекты необходимо поддерживать на государственном уровне. Причем основной акцент следует делать не на ученых, которые проживают в диаспоре, а на ученых из самой Армении.

 

Основной залог будущего успеха – это молодое поколение. Необходимо сделать все, чтобы именно молодое поколение захотело остаться в Армении, и занятие наукой стало бы престижным для молодежи.

Государство должно поддерживать аспирантов. Причем необходимо сделать так, чтобы в аспирантуру шли действительно самые лучшие и талантливые студенты. Благодаря современным технологиям, средствам коммуникации и широкой колаборации, наука в настоящее время развивается со скоростью геометрической прогрессии, и очень важно не отстать. Государство должно осознать, что упущенное время может негативно повлиять на развитие страны.    

 

C Кареном Мартиросяном беседовал Арам Араратян.

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.




Выбор редактора