50 глобальных армян: Александр Симонян - Mediamax.am

exclusive
20575 просмотров

50 глобальных армян: Александр Симонян

Медиамакс продолжает спецпроект «50 глобальных армян» и представляет очередного героя – физика Александра Симоняна, профессора университета Ауборн и иностранного члена НАН Армении.

 Александр Симонян
Александр Симонян

Фото: из личного архива А.Симоняна.

Состав лаборатории радиационной биофизики ЕРФИ.
Состав лаборатории радиационной биофизики ЕРФИ.

Фото: из личного архива А.Симоняна.

Александр Симонян с академиком Эвриком Африкяном.
Александр Симонян с академиком Эвриком Африкяном.

Фото: из личного архива А.Симоняна.

Александр Симонян с одним из героев «50 глобальных армян» - Гургеном Хачатряном, 2005г.
Александр Симонян с одним из героев «50 глобальных армян» - Гургеном Хачатряном, 2005г.

Фото: из личного архива А.Симоняна.

Александр Симонян с внуками – Верой и Микаэлом.
Александр Симонян с внуками – Верой и Микаэлом.

Фото: из личного архива А.Симоняна.

Александр Симонян с семьей.
Александр Симонян с семьей.

Фото: из личного архива А.Симоняна.

Президент НАН РА вручает Александру Симоняну диплом иностранного члена НАН.
Президент НАН РА вручает Александру Симоняну диплом иностранного члена НАН.

Фото: из личного архива А.Симоняна.


Медиамакс продолжает спецпроект «50 глобальных армян» и представляет очередного героя – физика Александра Симоняна, профессора университета Ауборн и иностранного члена НАН Армении.

 

Александр Симонян - физик. Родился и вырос в Ереване. После окончанию школы N76 имени Камо в 1963 г., поступил на факультет физики ЕГУ. Успешно окончив университет, поступил на работу в Институт физики. В 1973 г. защитил кандидатскую диссертацию. После распада Советского Союза был приглашен в Италию – в университет Генуи, где работал в 1993-1994 гг. В этот же период в Москве защитил докторскую диссертацию. В 1994 г. получил приглашение из Техасского университета США, где работал в течение 7 лет. С 2003 г. до сих пор работает в университете Ауборн в штате Алабама, где удостоился звания профессора. В 2011 году стал «иностранным членом» Академии Наук Армении.

 

Говорить, что я учился в школе хорошо, было бы неправдой. Мне просто повезло, что мне попалась учительница, которая так меня «прижала», что я был вынужден хорошо учиться. Маргарита Ильинична Саргсян была моей учительницей математики, и я очень ей обязан. Она оказала влияние не только на меня, но и на многих учеников из нашего класса. Физикой я впервые заинтересовался в 8-м классе. Начал читать, потом увлекся, и в конце концов влюбился в этот предмет. В этот период я играл за сборную Армении по волейболу, и мы часто спорили с партнерами по команде. Они убеждали меня, что спорт лучше физики. Любя спорт, я, тем не менее, утверждал обратное.

 

Когда в 1963 г. я поступил в университет, то с первого курса планировал стать ядерным физиком и до конца 4-го курса двигался в этом направлении. С самого начала я был тесно связан с Институтом физики. Затем случайно пришел преподаватель, который начал читать нам курс биофизики, и я решил поменять свое направление, углубившись в эту сферу. Я начал работать в Институте физики в лаборатории биофизики, создателем и руководителем которой являлся Цовак Авагян. Считаю, что именно он заложил в Армении основы биофизики.

 

Состав лаборатории радиационной биофизики ЕРФИ.

Фотография из личного архива А.Симоняна.

 

В советское время Ереванский Институт физики был очень мощной структурой. Новосозданная лаборатория биофизики имела различные направления – мембранная физика, радиационная генетика и т.д. Я начал работать по линии мембранной физики и в 1973 году защитил кандидатскую диссертацию.

 

Проработав по этой линии 6-7 лет, Александр Симонян внезапно наткнулся на статью о ферментных электродах. По признанию Александра, эта статья оказала революционное воздействие на его взгляды.

 

Александр Симонян с академиком Эвриком Африкяном.

Фотография из личного архива А.Симоняна.

 

Помимо Ереванского Института физики, выбранным мною направлением в СССР занимались лишь в Вильнюсе. Так что, мы стали друзьями-соперниками, так как работали в одном направлении, но различными методами. У нас сформировалась небольшая группа, и мы сумели достичь достаточно больших успехов. Мы создали ферментный анализатор Multiferm, который разрабатывали и выпускали созданным нами кооперативом «Биосенсор». Наш анализатор использовался на Чаренцавановском заводе «Лизин», в НПО «Диагностика» в Москве, а в 1989 г. на ВДНХ в Москве получил серебряную медаль. Полученные деньги мы вкладывали в дальнейшее развитие нашего продукта. Однако в 1991 году Советский Союз распался, и мы оказались у разбитого корыта.

 

В этот период Александр получил приглашение из Италии – университета Генуи.

 

В Италии я работал около года. Вернувшись в Армению, получил от знакомого американца письмо с приглашением в Техасский университет сельского хозяйства и механики (The Agricultural and Mechanical University of Texas). Приглашение было сформулировано достаточно любопытным образом. Он сказал, что знает о ситуации в Армении и приглашает меня в Техас: готов оплатить все расходы, участие в конференции и в течение трех месяцев предоставить мне свое жилище, а потом будет видно. Я согласился, и в мае 1994 года отправился в Соединенные Штаты - как я тогда думал, на несколько месяцев…

 

На протяжении 8 лет я работал в Техасском университете в департаменте биохимии, биофизики и химической инженерии. Там мы работали над детекцией химического оружия и пестицидов.

 

Александр Симонян с известным германским биофизиком Фридером Шелером, 2005г.

Фотография из личного архива А.Симоняна.

 

В январе 2003 г. Александр получил предложение от университета Ауборна (Mechanical Engineering faculty of Auburn University), где ему была предоставлена возможность продолжать свои исследования и преподавать. Он согласился и переехал в штат Алабама.

 

Главная сложность заключалась в том, что, прибыв в США, я плохо владел языком, и начать преподавать на английском было достаточно сложно.

 

В 2008 году я прошел по конкурсу на должность директора программы в NSF - организацию, которая определяет и финансирует перспективные научные направления в США. Специальной биосесорной программы там не было, но мне удалось убедить руководство в ее актуальности, и с 2009 года программа была запущена и стала одной из самых больших в инжиниринге. В NSF я проработал до 2012 года и вернулся в Аубурн.

 

Александр Симонян с одним из героев «50 глобальных армян» - Гургеном Хачатряном, 2005г.

Фотография из личного архива А.Симоняна.

 

Дети Александра не пошли по его стопам, несмотря на то, что его сын также окончил факультет физики ЕГУ, однако в дальнейшем сменил направление.

 

Мой сын – Рубен был на втором курсе, когда произошло землетрясение 1988 г. Он вовлекся в спасательный отряд «Спитак», организованный на базе ЕРФИ и 5 лет проработал там. В дальнейшем он работал в Москве, получил в США диплом MBA и создал в Москве свой бизнес. Сейчас его компания занимается производством гелей Sanitelle.

 

Моя дочь Марина окончила факультет психологии ЕГУ, в дальнейшем также получила диплом MBA и сейчас работает в крупной американской компании.

 

Александр Симонян с внуками – Верой и Микаэлом.

Фотография из личного архива А.Симоняна.

 

Помог ли Александру его советский «бэкграунд» или наоборот – помешал?

 

Конечно, помог. От советской системы мы пытались взять то хорошее, что было, идеология нас не касалась. Институт физики, как я уже отмечал, был настолько могущественным, что мы даже не имели дела с райкомовскими функционерами. Наука и образование были на очень высоком уровне. Как однажды иронично заметил мой приятель, «если у тебя есть хоть грамм мозгов, в Америке ты обречен на успех». Хотя, конечно, чтобы достичь успеха, необходимо много работать.  

 

Ауборн - маленький университетский городок. Здесь очень сложно найти какие-либо развлечения помимо работы. Я очень люблю музыку, так что в свободное время или играю, или читаю. Когда есть возможность, общаюсь со своими внуками. Мы решили, что помимо английского, они еще должны выучить армянский и русский языки. Мое время ограничено. Часто приходится разъезжать с лекциями в различных городах. 3 марта (интервью проводилось в конце февраля, - ред.), например, отправляюсь на конференцию в Италию, попытаюсь восстановить свои знания итальянского. 

 

Александр Симонян - член множества сообществ, в частности, Американского химического общества (The American Chemical Society), Международного сообщества чистой и прикладной химии (IUPAC) и т.д. Он также является членом-корреспондентом Армянской инжинерной академии, членом президиума Армянской ассоциации биофизики. В 2011 г. ему был вручен диплом иностранного члена Академии Наук Армении.

 

Президент НАН РА вручает Александру Симоняну диплом иностранного члена НАН.

Фотография из личного архива А.Симоняна.

 

С Ереванским Институтом физики я стараюсь по мере возможности сохранять связи. Каждый год приезжаю в Ереван, мои братья и родственники живут там. Так что, мое сердце – в Армении.

 

Я считаю, что финансово бедная Армения, к сожалению, не в состоянии конкурентно развивать такие финансоемкие отрасли как ядерная и ускорительная физика, хотя мы демонстрировали громадные успехи в этих областях, когда имели финансовые возможности. В настоящих условиях, при безусловном сохранении знаний и людей в этих областях (что является стратегически обязательным), нам надо развивать области, где мощный интеллектуальный потенциал нации и скромные финансовые возможности могут дать хорошую возможность нашим молодым людям реализовать свои амбиции у себя на родине и одновременно принесут солидную экономическую пользу.

 

Наличие практически неисчерпаемого запаса уникальных природных материалов в комбинации с современными нанотехнологиями может быть солидной базой для инжиниринга материалов (Materials Engineering).

 

Александр Симонян с семьей.

Фотография из личного архива А.Симоняна.

 

У нас была и все еще есть мощная биотехнологическая индустрия, и вместе с микробиологией это может дать возможность разрабатывать и производить большое количество нужных продуктов как для внутреннего, так и для экспортного рынков. Малая химия успешно выжила и теперь поставляет на мировой рынок уникальную продукцию. Отличными примером является Армянский институт прикладной химии, который синтезирует не имеющие мировых аналогов соединения. Другим примером, где можно задействовать имеющиеся кадры и знания, может быть биотехнологическая переработке мусора, что очистит среду обитания и будет производить энергию. Академик Эврик Африкян имел прекрасную программу, которая может быть возрождена.

 

С Александром Симоняном беседовал Арам Араратян.

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.




Выбор редактора