50 Глобальных армян: Гурген Хачатрян - Mediamax.am

exclusive
19849 просмотров

50 Глобальных армян: Гурген Хачатрян

Академик НАН Армении Гурген Хачатрян стоит у истоков IT-сферы Армении.

Гурген Хачатрян, Ереван, 2011г.
Гурген Хачатрян, Ереван, 2011г.

Фото: из личного архива


Академик НАН Армении Гурген Хачатрян стоит у истоков IT-сферы Армении. Благодаря ему, в Армению пришла “большая криптография”, в которой многие специалисты стали профессионалами и достигли успехов на международных аренах, в частности, один из наших предыдущих героев - Карен Испирян.

 

Математик Гурген Хачатрян, востребованный со стороны научных центров и частных компаний различных стран, предпочел работать в Армении, передавая свой опыт и знания молодому поколению. 

 

Устав от многочисленных бесплодных конференций, проводимых в Армении, нам трудно представить, что в далеком 1971 году в нашей стране состоялась конференция, позитивные плоды которой будут пожинать еще несколько поколений. Речь идет об уже упомянутой в рамках рубрики “50 Глобальных армян” крупной научной конференции о теории шифрования, организованной в Армении известным академиком Ромом Варшамовым, на которую были приглашены крупнейшие ученые-математики мира.   

 

Конференция проходила на Олимпийской базе в Цахкадзоре. Тогда я был еще аспирантом и впервые в жизни встретился и общался с зарубежными учеными. Конференция называлась International Symposium On Information Theory (Международный симпозиум по информационной теории). Там были все “звезды” сферы. 

 

В ходе конференции я наладил связи с зарубежными коллегами, с некоторыми из которых я сотрудничал много лет.

 

Из Советской Армении - в таинственную Японию

 

В 1980 году состоялась моя первая международная командировка. Я начал с Японии. Когда я прибыл в аэропорт Токио и сел на скоростной поезд Токио-Осака, который уже в эти годы ездил со скоростью более 300 км/ч, то пережил неописуемый шок.

 

Гурген Хачатрян с академиком Ромом Варшамовым, Ереван, 1984г.

Фото из личного архива

 

Японский народ - очень доброжелательный. Было видно, что люди хотели быть насколько возможно полезными иностранному гостю, просто в те годы они не так хорошо говорили по-английски.

 

С японцами очень трудно работать, потому что, несмотря на дружелюбие, они очень замкнутый народ: от них трудно что-то узнать, но вместо этого они хотят узнать от вас все. В Японии многие мои вопросы так и остались без ответа.

 

Я провел в Японии 4 месяца, за которые многое было сделано. Я занимался кодированием для нескольких каналов доступа (Coding for multiple access channels), когда по одной и той же частоте одновременно идет несколько информационных потоков, и нужно их передать таким образом, чтобы они не мешали друг другу. Позже я ездил в Японию еще три раза, а в 1986 году группа из 8 японцев прибыла в Армению.

 

Вход большой криптографии в Армению

 

С американским ученым Джеймсом Месси (James L. Massey), который участвовал в вышеупомянутой конференции в 1971 году, долгое время сохранялись тесные связи, однако по понятным причинам лишь после распада Советского Союза была создана возможность для реального сотрудничества…

 

В 1992 году Месси прибыл с лекциями в Армению. До приезда он попросил меня, чтобы с ним приехала также женщина, которая, по его словам, была другом его семьи. После лекции в Ереване Месси попросил меня пойти с ним в гостиницу и познакомил с этой женщиной. Выяснилось, что она жена директора лидирующей американской компании в сфере криптографических разработок Cylink и армянка по национальности.

 

Они предложили мне открыть в Армении маленькую компанию. Так была создана Hylink. Когда мы начинали, нас было 10 человек, затем компания расширилась. Она действует до сегодняшнего дня, несмотря на то, что я к ней уже не имею никакого отношения. 

 

В первой половине 90-х было уже ясно, что применяемая долгое время криптосистема DES (Data Encryption Standard) больше не могла обеспечивать требуемый уровень безопасности. Мы начали работать над решением этой проблемы. В результате этих работ получилась семья блок-шифров (Block ciphers) SAFER+, которую сегодня широко используют в мире. SAFER+, который был разработан Джеймсом Месси, Мелсиком Кюрегяном и мной, в 2000 году был принят в качестве стандарта для использования в известной системе Bluetooth.

 

Гурген Хачатрян (третий справа) на Японском симпозиуме, посвященном информационной теории, 1981г.

Фото из личного архива

Это были очень романтичные времена. Мы жили эмоциями. Не было электричества, работали на генераторах. Когда мы впервые поехали в США и увидели их генераторы, мы шутили, что стоит купить несколько штук для Армении. В те годы казалось, что мы работаем в Арктике, мы даже обед готовили на рабочем месте… 

 

Потом люди начали потихоньку уезжать из Армении. Когда мы в первый раз отправили человека в Cylink, он не захотел возвращаться и остался там. Потом еще двое уехали, и так пошло-поехало: наверное, только из нашей компании в США перебралось 20-25 человек. 

 

8 лет в США

 

Я сам часто отправлялся в командировки в головной офис Cylink, но никогда не думал остаться в США. Но когда моя дочь вышла замуж и переехала туда, она и моя жена стали меня убеждать, чтобы мы тоже перебрались в Америку, тем более, что там у меня уже родился внук.

 

В ходе одной из поездок я вошел к президенту Cylink и сказал, что хочу остаться. Он немедленно распорядился подготовить мне рабочую визу. Так я перебрался в США.

Я проработал в Cylink всего 3 года. Компания почти обанкротилась, и они сократили большую часть инженерного состава. Затем я перешел на работу в компанию Quantum Digital Solutions.

В этой компании я также занимался криптографикой. У меня была должность Chief Scientist, и я там занимался рядом задач, имеющих интересное прикладное значение.

 

Корпоративный авторитаризм демократической Америки

В Америке, можно сказать, у меня было все, я знаком с ее корпоративной жизнью, и для себя я обнаружил много удивительных вещей. Например, американцы гордятся своей демократией: это действительно так в случае личности, но в компании, если президент говорит, что «мацун черный», ты должен согласиться с ним – «No discussion».

 

Когда я шел на собрания, то становился свидетелем ужасной демагогии: нам говорили, что компания находится в плохом состоянии, и денег нет, затем руководители получали бонусы в  размере $ 400-500 тысяч.

 

Гурген Хачатрян с семьей в Сан Хосе, Калифорния, 2011г.

Фото из личного архива

 

В Армении мы спорили с руководством даже в советские времена: в Америке такое исключено.

 

В Армении – как в США

 

После того, как я проработал в Quantum Digital Solutions 5 лет, дела этой компании также стали ухудшаться. Я начал искать другую работу и вышел на Американский университет Армении.

 

Я подумал, что пришло время вернуться. Я вернулся и очень рад этому. Я хорошо себя чувствую в Американском университете, здесь я одновременно и в Армении, и в США: думаю, что это одно из тех немногочисленных заведений, где нет коррупции: не действуют ни деньги, ни знакомства. 

 

В AUA я внедрил предмет “Криптография”, у меня много аспирантов, мы работаем над двумя научно-исследовательскими проектами при финансировании Volkswagen Foundation и Samsung. 

 

Volkswagen Foundation – это структура, основанная германским автопроизводителем, которой компания передает существенные суммы для финансирования науки. Вместе с моим немецким коллегой мы обратились в фонд, и нам на 2 года выделили €100 тыс. для исследовательского проекта, в рамках которого мы изучаем проблемы разработки биометрических данных и создания паролей посредством них.

 

Армянская команда, реализующая научно-исследовательские проекты Samsung

Фото из личного архива

 

С Samsung мы реализуем проекты в сфере безопасности: мы разрабатываем программное обеспечение для защиты от хакеров. Надеемся, после ряда проектов Samsung откроет исследовательский центр в Армении. 

 

Если бы богатые люди в Армении инвестировали в науку…

 

В IT-секторе Армении традиционно ощущается нехватка кадров, так что у студентов нет проблем с трудоустройством и высокой зарплатой. Другой вопрос, что их работа рутинная – это заказы из-за рубежа, которые армяне выполнят дешевле, чем американцы. Многие из моих студентов не любят свою работу и часто просят меня найти научно-исследовательский проект, чтобы они работали над ним, даже с меньшей оплатой.

 

Люди в Армении должны иметь возможность заниматься практической научной работой, получая при этом хорошее вознаграждение, чтобы они не уезжали из страны. Проекты, которые мы сейчас реализуем в AUA, не решают этих проблем, поскольку они краткосрочны.

 

К сожалению, сегодня в Армении не создается интеллектуальная собственность - IP (Intellectual property). Было бы идеальным вариантом, если бы богатые люди в нашей стране инвестировали в науку. Это дало бы фантастические результаты для экономики Армении. Таких примеров, к сожалению, нет. 

 

Вся сущность информационных технологий состоит в создании новой ценности, а не в выполнении чужих заказов. Армения может стать богатой страной только в том случае, если ценность будет создана здесь и останется собственностью ее граждан.

 

Это моя мечта, и я, работая с зарубежными институтами и структурами, стараюсь внедрить эту культуру в Армении.

 

С Гургеном Хачатряном беседовал Рубен Арутюнян.

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.




Выбор редактора