50 глобальных армян: Ваге Амирбекян - Mediamax.am

exclusive
15289 просмотров

50 глобальных армян: Ваге Амирбекян

Медиамакс продолжает спецпроект "50 глобальных армян”. Сегодня мы представляем очередного героя нашей рубрики – Ваге Амирбекяна, который живет в США и работает в компании PayPal.

Фото: Из личного архива Ваге Амирбекяна


Медиамакс продолжает спецпроект “50 глобальных армян”. Сегодня мы представляем очередного героя нашей рубрики – Ваге Амирбекяна, который живет в США и работает в компании PayPal.

 

Главным партнером проекта является Ереванский коньячный завод (ЕКЗ), чья торговая марка АрАрАт выступает в качестве глобального армянского бренда.

 

Ваге Амирбекян родился в Ереване в 1970 году. Два года учился в Ереване, на факультете радиофизики ЕГУ, затем продолжил учебу в польском городе Краков. В Польше работал в американской компании Motorola. Затем переехал в США, где работал в ряде start-up компаний, Cisco, eBay. В настоящее время работает в компании PayPal в качестве главного менеджера отдела оценки рисков.

 

Когда в 1989 году Ваге отправлялся в Краков, Советский Союз уже трясло, но пока еще он был более-менее стабилен. Однако Ваге говорит, что предупреждение о падении империи было уже тогда.

 

Была информационная блокада: люди, по сути, не знали, что происходит в других странах, даже в дружественных СССР, таких как Польша.

 

Из Еревана в Польшу мы направились командой из 13 человек, а в целом из СССР нас было 60 человек – из Эстонии, Литвы, Украины, среднеазиатских государств, Азербайджана. Комната общежития, где жили мы, три армянина, казалось, была музеем. Здесь была карта Армении, плакаты с алфавитом, изображения церквей. В то время об армянах в Польше знали мало: Спитакское землетрясение и Карабахское движение. В Польше шла очень сильная антирусская пропаганда. В Кракове находилось консульство СССР. Периодически к ней приходила небольшая группа людей и забрасывала камнями.

 

Фото: Из личного архива Ваге Амирбекяна

 

Прибыв в Польшу, Ваге обнаружил, что жизнь здесь достаточно сильно отличается от жизни в Советской Армении.

 

В то время жизнь в Армении была еще хорошей, а когда мы приехали в Польшу, то впервые узнали, что такое инфляция – утром товар продавался по одной цене, вечером – по другой, более дорогой. Но уровень образования был высоким, мы учились в одном из лучших вузов Польши.

 

В Кракове Ваге решил оставить радиофизику и перешел на факультет программирования. Он рассказывает, что поступить туда было легко, но вот учиться – сложно. Факультет оканчивала лишь треть студентов от общего числа поступивших.

 

Я удивлялся, когда на экзаменах мне задавали вопросы, для ответа на которых было необходимо проявить творческий подход, а не механически вспоминать то, что мы проходили в течение семестра. Была большая конкуренция, не было понятия «списывать». А наша ситуация осложнялась еще и тем, что нам было дано всего три недели для того, чтобы выучить польский. Думали, что если знаем русский, то быстро сможем выучить и польский язык, но, естественно, этого времени было слишком мало. Однако после первого курса жизнь стала легче.

 

«Польский период» жизни Ваге продлился довольно долго – 10 лет.

 

Когда мы уезжали, то были уверены, что через несколько лет обучения вернемся в Армению. Но в 1994 году, когда я завершил обучение, было ясно, что в Армении нет больших возможностей найти работу. И поэтому, когда мне предложили продолжить образование в аспирантуре, это стало лучшим решением стоявшей передо мной дилеммы. Затем мне предложили работу в польском офисе американской компании Motorola.

 

До сих пор, когда Ваге встречается с поляками, они искренне удивляются, когда узнают, что он не поляк: язык он знает в совершенстве и говорит без акцента.

 

Когда мы были в Польше, я и мой друг были очень активны в армянской диаспоре Кракова. Нас очень хорошо там приняли, потому что мы были «свежим дыханием» для них. В качестве представителей армянской диаспоры встретились с Папой Римским, президентом Польши Александром Квасневским. Потом в Варшаве открылось посольство Армении, и мы помогали им, чем могли. Эти десять лет были очень интересными.

 

Еще в школьные и студенческие годы, когда многие хотели отправиться в США, Ваге был к этому равнодушен.

В Польше было хорошо, у меня была хорошая работа, я защитил кандидатскую работу, однако не желал ограничиваться всем этим. Я решил отправиться не в Америку, а в Силиконовую долину, которая является отдельным миром: местом, где тебя буквально заражают большими идеями. Если бы эта Силиконовая долина была в Польше или, скажем, в Чехии, то я бы остался там.

 

В 29 лет я решил бросить вызов сам себе и круто изменить свою жизнь. Когда я был уже в Силиконовой долине, то получил из Сиэтла приглашение на работу в Microsoft, однако после Motorola я несколько устал от работы в больших корпорациях и предпочитал работать в маленьких компаниях. Я был еще в Польше, когда обратился в одну подобную компанию, и когда я оказался в США, меня пригласили на интервью и предложили работу. Три года я работал там.

 

Ваге с дочкой

Фото: Из личного архива Ваге Амирбекяна

 

В Силиконовой долине ты считаешься настоящий «личностью», когда открываешь собственную компанию. Невозможно жить в Силиконовой долине и не иметь подобного желания. Я лично знаю людей, у которых это получилось и чьи компании настолько развились, что их стоимость варьировалась в районе сотен миллионов долларов. Когда ты не знаком с подобными людьми, то воспринимаешь эту идею как абстрактную, а когда у тебя перед глазами конкретные примеры, то думаешь - может и у тебя что-то получится.

 

В течение последних двух лет по стечению обстоятельств Ваге переехал из Силиконовой долины в Техас и сейчас рад тому, что в скором времени вновь вернется в Сан-Франциско.

 

В Техасе тоже есть хорошие программисты, которые занимаются серьезным делом, но их целью является именно это, они не хотят достичь большего. В Силиконовой долине все иначе, у людей всегда есть стремления. Даже непродолжительное общение там с одним человеком может круто изменить всю твою жизнь.

 

Жена Ваге также прошла свой путь за рубежом, училась в Швеции.

 

Моя жена – из Еревана, мы шли в одну школу, она доктор. Она сестра моего близкого друга, так мы и познакомились. У нас маленькая дочка, и для меня очень важно, чтобы мой ребенок знал армянский язык.

 

Ваге с женой

Фото: Из личного архива Ваге Амирбекяна

Связь с Арменией Ваге сохраняет через друзей, а также посредством клуба «Айб». Пытается хотя бы раз в два года приезжать в Армению.

 

Членом клуба «Айб» я стал четыре года назад по предложению Давида Пахчаняна. Всегда доверял идеям Давида. На примере своей жизни я убедился в том, что очень многое зависит от стремлений человека. Не думаю, что отъезд из Армении – однозначно плохо для страны. Люди достигают таких успехов за границей, достижение которых в Армении просто невозможно.

 

Часть тех, кто отбывает из страны, рано или поздно вернется в Армению: либо откроет школу «Айб», либо привезет инвестиции и обеспечит рабочие места, то есть будет использовать свой опыт во благо Родины.

 

Ара Тадевосян

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.




Выбор редактора